BDSMPEOPLE.CLUB

"Если так вот лежать часами в ночи, то мыслями можно уйти очень далеко, в очень странном направлении, знаешь..." (с)

Как же вкусно пахнет пирогами Linfors….
Из свежих коробок, которые парень в зеленом переднике старательно затаскивает внутрь. Запах такой, что отказаться от него практически невозможно. Как бездомный голодный пес – хочешь завернуть именно туда. Ах какой же это кайф… скушать кусочек другой это мягкой пухлой радости. И только сильная боль в мышцах после тренировки, заставляет пройти мимо, вспомнив о своей великой цели. “Только не сдавайся на пол пути”.

Среди автомобильных выхлопов ожидающих отправки переполненных маршруток этот запах врывается, как нечто неестественное. Пробираюсь между людей задевая их зонтиком тростью, который почему-то совершенно не хочет держаться вертикально в моих руках и ныряю во дворы. Там уже по другому пахнет, но если не заходить в парадные-вполне сносно.

Почему меня так тянет к Вам ?

В Питере уже сократилось врем дня. Сейчас в 19:30 уже так, как в конце июля в 23:30… а это значит, что мы повернули к зиме. Конечно, я жду снег… но если не дождусь, возможно Кировск или Красная поляна, наконец таки примут меня в грядущем сезоне.

Я больше не могу Вам писать, хотя очень хочу. Вот это ощущение “что- то тебя стало слишком много у меня в личке”… оно для меня очень некомфортно. Я знаю люди это говорят, когда кто-то досаждает им избыточным вниманием. Я сама проходила через это… прям фу. А я не хочу быть фу-фу ) и поэтому опять ловлю то ощущение, как девчонка, рассматривая фото… одно… другое… третье… слушая голос…

Я бы прогулялась к вашему дому если б знала где он… ну конечно у меня есть несколько вариантов это узнать, однако стоит ли… что мне это даст? Я ведь так гуляла в 9 классе. Просто садилась под окнами молча и ловила кайф… потом уходила. И так несколько раз. Но тогда у меня была индульгенция.

Собираю по каплям свою безнадежность. Из тех теплых ливней, как когда то “ я сделаю тебя счастливым, я…я….я!!!” молча подумаю “а что мне дать Вам, того, чего у Вас еще не было, чего вы еще не знали” Вы ведь знаете все.

Ну или почти все.
И Вам все это наверно уже не интересно, скучно.
Пробовала написать прошение… просто в стол. О… что вышло. “лучше не читать”.
Бережно положила в конверт. Закрыла в стол,
Представила себе ситуацию, что отправила его Вам. Вы если нашли бы время прочесть сей Лонгрид, отправили бы письмо в корзину. “совсем не здорова крошка”. Да! Я больна. Но я больна Вами.

Говорят в жизни нет ничего невозможного. А я сразу начинаю плакать и чувствую отсутствие сил в локтях. Что со мной?
Я просто не могу придумать ни одной адекватной причины … перегружать Вас собой. Ловлю тишину. Слушаю мантру.
И думаю Почему все ТАК. Вот именно так. И никак по другому.

Добавить комментарий


Гончар, 50 лет

Москва, Россия

Прекрасно.

Алена, 41 год

Санкт-Петербург, Россия

всего за три дня вы заставили меня вспомить что такое интерес к жизни. вам это удалось будучи в таком состоянии. страшно подумать на что вы способны когда в форме...

от всей души - тепла вам

Летящая в высь, 30 лет

, Россия

Очень красиво! Лучи тепла!
сама не могу написать прошение (((бьюсь как рыба об лёд.

Черный волк, 38 лет

Курган, Россия

То чувство, когда зима круче чем лето.

убейменянежно, 34 года

Санкт-Петербург, Россия

Гончар 🙏
Благодарю

Алена
Спасибо, Как показывает практика - так себе

Летящая в высь )
Я на это смотрю со своего угла зрения
Если ментально штырит оно родится рано или поздно
Но что с него толку, если нельзя отправить ?....
)

Clever, 51 год

Барнаул, Россия

Пусть на дороге огонь, как в аду,
пусть по морозу, босая, нагая.
Битые стекла? По ним прошагаю.
Лава кипит? И по лаве пройду.

Как ни ступи – все подвох, западня.
Небо густое бездонно, как горе.
Надо идти – и покажется вскоре
город, где все ненавидят меня.

Проклятый замок, заброшенный зал, –
призраки воют, и стоны их гулки.
Здесь у вселенной хранятся в шкатулке
письма, которых ты мне не писал.
(с)

Clever, 51 год

Барнаул, Россия

А теперь из классиков добавим.

Она сидела на полу
И груду писем разбирала,
И, как остывшую золу,
Брала их в руки и бросала.

Брала знакомые листы
И чудно так на них глядела,
Как души смотрят с высоты
На ими брошенное тело…

О, сколько жизни было тут,
Невозвратимо пережитой!
О, сколько горестных минут,
Любви и радости убитой!..

Стоял я молча в стороне
И пасть готов был на колени, -
И страшно грустно стало мне,
Как от присущей милой тени.

Clever, 51 год

Барнаул, Россия

Стихотворение «Она сидела на полу…» (1858 г.) посвящено личной трагедии в жизни Тютчева. Он был женат вторым браком, имел детей, когда познакомился с Е. Денисьевой, подругой своих дочерей. Поэт не мог противостоять внезапно вспыхнувшей страсти. Увлечение переросло в серьезный роман. Некоторое время Тютчеву удавалось скрывать его, но после рождения у Денисьевой ребенка этот роман привел к скандалу. Жена поэта Эрнестина была поражена изменой мужа. В порыве ревности она сожгла большую часть писем, которые Тютчев когда-то написал ей. Этому эпизоду и посвящено стихотворение.

Автор изображает сидящую на полу женщину, которая перебирает «груду писем». Эти письма когда-то имели для нее огромное значение. Они были написаны страстно влюбленным в нее человеком. Его измена превратила письма в «остывшую золу». Она символизирует давно сгоревшие чувства. В стихотворении не сказано прямо о сожжении бумаг, но это вытекает из самого текста. Предательство мужа убило остатки любви и в самой Эрнестине, поэтому ее взгляд на письма Тютчев сравнивает со взглядом души на «брошенное тело».

В свое время Эрнестина произвела на Тютчева огромное впечатление. Он был невероятно счастлив, женившись на ней. Долгое время женщина была для него источником вдохновения. Поэт очень уважал Эрнестину и был благодарен ей за прожитые вместе годы. В письмах к жене была заключена целая жизнь, наполненная любовью и радостью. Тютчеву было бесконечно жаль свою жену, но в то же время он ничего не мог поделать со своим сердцем, которое полюбило другую.

В последней строфе появляется сам лирический герой, который наблюдает за убитой горем женщиной. Он не знает, что можно сказать или сделать в такой безвыходной ситуации. Все нежные и полные любви слова на его глазах превращаются в прах, а извинения бесполезны. Тютчев также испытывает страдания, но понимает, что убитую любовь уже не вернуть. От жалости к жене автор готов встать перед ней на колени, но это ничего не изменит. Сожжение любовных писем можно сравнить с убийством человека, которого, как и прошедшую любовь, невозможно воскресить.

Эрнестину так и не простила Тютчеву измену, но ради детей согласилась не разрывать брак. Поэт еще долгое время жил двойной жизнью, о чем было прекрасно известно в обществе. (с)