BDSMPEOPLE.CLUB

Победить гордость

Гордость и нерешительность - наверное, несовместные качества, но кое-что общее у них есть: они мешают жить. Поэтому я и заинтересовался БДСМ и фэмдомом - нерешительность перестает быть проблемой.

Это не история, просто одна из фантазий, которая не уходит из моей головы.
В комнате не было темно, но смотреть было не на что - один только шкаф в углу у двери. Мои руки связаны за спиной и привязаны недлинной веревкой к стене - не смогу сделать и двух шагов. Одежды, разумеется, на мне не было.

В груди смешались предвкушение и беспокойство: позволить связать себя едва знакомой девушке - большей глупости я в жизни не совершал. Ждать пришлось недолго.

Кира была одета в школьную форму - балетки, белые колготки(или чулки, понять было невозможно), клетчатую юбку, белую блузку. Светлые волосы были собраны в два хвостика - сама невинность. Откуда она узнала? Да, женское тело и звуки стонов всегда заставляли мой член напрягаться, но школьная форма приводила к возбуждению другого рода, куда приятнее.

- Нравлюсь? - она подходила медленно, немного красуясь. Хозяйка положения. Но одно я точно знал - я не буду делать того, чего не хочу.

- Нравишься, - улыбнулся я. Кажется, кроме связанных рук, все как обычно.
Кира приподнялась на цыпочки, ее дыхание обожгло мое ухо. От её голоса по коже побежали мурашки, а член дернулся.
- Пять плетей, - прошептала она. И как она собирается меня пороть? Я в полтора раза больше и мог бы поднять ее одной рукой... она потерлась бедром о мой пах, и член напрягся еще сильнее. Тонкие пальчики пробежали по груди, легко задев сосок, горячий язык коснулся шеи, а потом я снова услышал шепот, - Ты сам попросишь.

Я млел от её прикосновений, но мой характер снова дал о себе знать:
- Уверена? - Кира отстранилась, и я невольно выдохнул. Она взглянула мне в глаза, играясь пальцами с соском и мило улыбнулась.
- Десять плетей, - она ущипнула сосок, и я с шумом втянул воздух, а член уже полностью встал. Кира подалась вперед, пощекотав другой сосок языком, а другой рукой огладила мою спину - татуировка между лопаток была жутко чувствительной, она не могла не знать. Я вздрогнул всем телом, из головки выступила капелька смазки. Член дернулся еще раз.

Кира, кажется, видела каждое мое движение и знала все желания, наполнявшие мой разум. Ее рука опустилась, острыми коготками пройдясь по тут же напрягшемуся животу, и едва заметно, будто случайно, задела член. Я застонал.

И все прекратилось.
Нас разделяли какие-то десять сантиметров. Кира закусила губу и с легкой насмешкой оглядела меня. Господи, как же мне хотелось рвануться вперед, залезть руками под юбку, впиться в губы. Видимо, она прочитала и эту мысль:

- Хочешь, поцелую? - и невинная улыбка. Член уже заболел от напряжения, и из головки выступила еще капелька.
- Хочу.
Она разочарованно выдохнула и погладила меня по щеке.
- Так попроси, - её голос тоже был наполнен просьбой. Притворство? Думать не хотелось.
- Поцелуй меня, - Кира изящно выгнула бровь, - пожалуйста.
Она подалась вперед, между нашими губами не осталось сантиметра. Теплые ладони огладили мою грудь, живот и опустились на ягодицы, слегка сжав их. Член терся о блузку, и я непроизвольно начал двигать тазом, прикрыв глаза.

- Какой твердый, - выдохнула Кира, впившись в ягодицы ногтями. Я начал двигаться еще быстрее и зарычал - этого было мало, слишком мало. Она снова отстранилась и обошла меня. Тонкие руки обняли меня со спины, Кира потерлась о мою шею головой и обычным голосом продолжила, - Ты же неглупый мальчик, попроси правильно.

Я промолчал. Её пальцы пощекотали мои соски, колено она просунула между ног и дотронулась бедром до яичек. Боже!
- Поцелуйте меня, прошу! - воскликнул я. Она легко выкрутила соски и я застонал, - пожалуйста...
Она прошлась языком по моей шее.
- Молодец, - шепнула она, прикусив мочку уха. Язык пощекотал раковину. Теплый, мокрый. Боже, как же я хочу. Кира провела руками вниз, и провела по моему члену, от основания вверх, немного сжав. Я снова застонал, дернув тазом вперед в попытке догнать ее руки, - Ого! Ты промок, как девочка.

Она поднесла ладонь к моему лицу, демонстрируя смазку.
Медленно ведя ногтями по спине, она обошла меня.
Поцелуй был легким, почти целомудренным - она просто коснулась губами моих, дразня. Я скрестил ноги, пытаясь хоть как-то унять молящий о ласке член. Ни о какой попытке скрыть возбуждение уже и речи не могло быть.

- Что такое, милый? - невинно спросила она, лениво водя пальцем вокруг соска - Хочешь о чем-то попросить?
- Коснитесь его, прошу вас. - Я еле заставил себя говорить спокойно.
- Коснуться кого? - наигранно удивилась Кира, перестав дразнить мой сосок. Мне захотелось рычать.
- Моего члена, - простонал я. Она коснулась. Тыльной часть ладони провела по напряженному стволу, слегка задев ногтями головку.
- Надо правильно формулировать желания, - прошептала она, оставив на щеке поцелуй, - не переживай, мальчик, я тебя научу. Первый урок - будь хорошим мальчиком. Хорошие мальчики просят на коленях.

Встать на колени? Это все, что нужно? Какая разница, ведь это лишь игра. Мои колени коснулись мягкого пола сразу же. Веревка натянулась и пришлось немного отползти к стене.

- Прошу вас, дотронь... Прошу вас, подрочите мне. - Сказать это слово оказалось сложнее, чем встать на колени.
Кира погладила меня по голове, словно собачу.
- Ты быстро учишься, - Кира наступила ногой(когда только сняла балетки?) мне на плечо и толкнула. Я откинулся на стену. Почему нога на моей груди так возбуждает?

Теперь было видно - на Кире чулки, а нижнего белья нет вообще.
- Пожалуйста. - отчеканил я. Ножка опустилась ниже, прошлась по члену, оголяя головку. Кира легонько надавила на яички, натянув кошу на члене до предела. Гордость уже не имела значения - меня целиком захватило предвкушение и дикое напряжение плоти. Сдерживать стоны больше не имело смысла.

- Просить ты научился, - Она облизнула пересохшие губы и наклонилась к моему лицу, перенеся вес на яйца, - Теперь скажи: спа-си-бо.

В этот раз я молчал недолго.
- Спасибо, - тихий шепот.
Кира нажала на мошонку еще сильнее, вызвав небольшую боль и провела горячим языком по моим губам. Меня начало трясти.
- Спасибо! - и Кира поцеловала меня. Она кусала мои губы до крови, исследовала языком рот, её пальцы бегали по стволу члена, заставляя меня беспрерывно стонать. Мало! Слишком мало!

- Тише, милый, - пошептала она. Я тут же замолчал, - Ты хочешь большего, да?
В ответ я только кивнул, смотря на неё снизу вверх.
- Прости, я не могу, - одна рука сжала мой член, впившись ногтями в плоть, вторая - сжала мошонку. Её голос в эту секунду был наполнен искренним сочувствием, а в следующую - превратился в коварный шепот, - Сначала наказание.

В этот раз мысль о порке меня скорее возбудила. Как мне ответить правильно? Что она хочет услышать?
- Как пожелаете, - выдавил я, сдерживая стон. Пальцы запорхали по члену, обещая наслаждение, но ничего, ничего не давая. Что я сделал не так?

- Нет-нет, милый, - улыбнулась она, - я же говорила - ты сам попросишь... вот только, - её пальцы оставили мой член и Кира приложила обе ладони к щекам, сделав свое лицо еще более детским, - нужна более подходящая поза.

Она отступила назад и окинула меняя насмешливым взглядом.
- Встань раком и проси.
Оттолкнувшись плечами от стены, в вскочил на ноги. Встать раком и просить? Мои щеки пылали. Кира тем временем взяла из шкафа плеть с множеством хвостов, подошла ко мне, виляя бедрами, сжала мошонку и слегка потянула вниз - уздечка вновь натянулась, а яйца заныли. Большим пальцем она слегка подразнила уздечку.

- Ты слишком упрямый, - после ее рука опустилась и ноготками подразнила натянутую до предела мошонку, - Ты же хочешь этого.
Еще один целомудренный поцелуй остался на моих губах. Я медленно повернулся к ней боком, опустился на колени и уперся лбом в пол.
- Прошу вас, накажите меня. - Несмотря на возбуждение, моим голосом можно было бы заморозить тропики. Она сочувственно похлопала меня по заднице и припечатала:

- Неискренне, - и тут же схватила мой член, выгнув его назад. Я застонал от возросшего возбуждения и начал двигать тазом. Кира сразу перехватила член - просто поддерживала снизу двумя пальцами. Черт! Я начал двигаться еще яростнее, пытаясь хоть немного унять пожар желания.

Не получалось.
- Ты прямо как собачка! - положив плеть на пол, она погладила меня по голове, - хоро-оший песик. Только непослушный.
Пальцы исчезли от моего члена. Она двумя руками оглаживала все мое тело - спину, ягодицы, грудь, немного задевая соски, живот. Смазка уже капала с моего члена на пол, а я пытался как-нибудь потереть его между бедер.

- Пожалуйста, - простонал я, - прошу вас, накажите меня.
- Во-от, теперь искренне, - довольно произнесла Кира, она сжала мои яйца у основания и ноготками снова начала меня дразнить. Я не мог двинуться - слишком боялся боли в мошонке, - Как мне тебя наказать?

Разум был настолько поглощен желанием, что возмущаться просто было нечем.
- Выпорете меня, пожалуйста, выпорете меня, - застонал я, не пытаясь сдерживаться.
- Хороший песик, - её рука, дразнившая мошонку, сжала мой ствол посередине, - Повиляй свои хвостиком
Почувствовав прохладную ладонь на члене, я тут же начал двигаться. Яйца заныли - Кира их не отпускала, но хоть небольшое удовлетворение было важнее, а боль была даже немного приятна. Я стонал, уперевшись лбом в пол.

- Больно? - участливо спросила она, оттянув мошонку сильнее, - потерпи, милый.
Я задвигался быстрее - стыд лишь разжигал возбуждение. Ладонь сжимала член все слабее.
- Голос! - Что?
Руки тут же исчезли.
- Плохой мальчик, - протянула Кира. Плеть невесомо пробежала по моей спине и связанным рукам, - так мне тебя наказывать?
- Да, прошу! - отчаянно простонал я, дрожа всем телом, - выпорете меня!
Первый удар обжег ягодицы. Было больно, но уж точно не неприятно. Было восхитительно. Огонь пробежал по ягодицам, напряжение в члене достигло пика. Я ждал удара. Я хотел удара.

Но Кира не била. Я понял, что прогибаю спину, буквально моля о новом ударе.
- Хочешь еще, да? А где же благодарность?
- Спасибо, - голос дрожал. Вместо привычного баритона я говорил высоким тенором, но сейчас это не имело значения, - Ударьте еще, прошу!

Мне всегда было трудно говорить, еще труднее просить. Что она со мной сделала?
- Какой послушный... Прогнись посильнее, я хочу видеть твою тугую попку.
На этот раз я послушался сразу - прогнул спину настолько, что грудь касалась пола. Голову я неловко повернул в сторону Киры.
Удар Киры задел анус, заставив меня вскрикнуть. На глаза навернулись слезы, все тело пронзило возбуждением, а яйца сжались - я был в шаге от оргазма. Кира, разумеется, это заметила. Она взяла мошонку у корня и аккуратно оттянула от дергающегося члена - я не мог кончить.

- Прошу! Пожалуйста! - но ее рука беспощадно сжалась - теперь яйца отделялись от члена едва ли не кулаком, - Пожалуйста, - прохныкал я.

- Пожалуйста что? - с нажимом спросила она.
- Позвольте мне кончить! - наполовину прорычал я.
- Ты хочешь кончить? - насмешливо спросила она, - кончить как девочка? - что-то влажное и прохладное коснулось моего ануса и член снова задергался, а я едва не завыл.

- Да! Да, я хочу кончить как девочка! Прошу! - Кира легко массировала анус пальчиком, сжимая другой рукой мошонку. Стимулировала, не позволяя кончить, даже не дотрагиваясь до члена. Я бился в неполном оргазме у ее ног. Кажется, моя спина хрустнула - настолько сильно я прогнулся, - Пожалуйста!

- Нет, - прошептала она мне на ухо. Она оставила анус и поднесла пальцы к моему рту, - оближи их, и я подумаю над твоей просьбой.
Хорошо, что я чистый.
Я облизал.
Продолжение следует...

Добавить комментарий


Влад Шилов, 37 лет

Москва, Россия

Добрый вечер

Holy Aconite, 22 года

, Македония

Ох, божечки-кошечки, людская фантазия такая безгранная.

Маркиз де Саб, 36 лет

Москва, Россия

Ого, как классно написано!
Всё, придется сегодня дрочить.... ))

The Great Beast, 33 года

Смоленск, Россия

Норм!