BDSMPEOPLE.CLUB

Утро

От других мужчин меня отличало то, что я больше любил одевать тебя, а не раздевать. Были и другие отличия – например, о большинстве из тех вещей, которые мы делали с тобой по ночам (а иногда и по утрам, и днем), многие мужчины лишь желали где-то в глубине души – и боялись признаться.

Так вот, одним из моих любимых моментов дня были эти утренние минуты, когда ты стояла в ванной обнаженная, а я, на коленях, начинал ритуал одевания. Спрашивал, какого цвета белье ты хочешь надеть, что предпочитаешь сегодня – колготки или хочешь подразнить меня и надеть чулки с поясом.

Я приносил белье, ты кивала мне, если тебе оно нравилось – я и начинал. Вначале - трусики, я любовался тем, как ты грациозно поднимаешь по очереди ноги. Медленно и аккуратно поднимал их и в конце разглаживал, чтобы они идеально сидели на твоей великолепной попке.

У тебя была хитрость – иногда ты отворачивалась к зеркалу и чуть наклонялась вперед над раковиной, разглядывая лицо в зеркало. Вроде ты делала это для себя, но я знал, что эта секунда была для того, чтобы я мог прикоснуться к твоей коже сзади губами и утонуть на мгновение в твоем сладком запахе.

После я надевал бюстгальтер – предварительно спросив разрешения встать. Поправлял его на груди, слегка сдавливая ее руками. Были моменты, когда ты решала еще сильнее помучить меня, и выбирала бюстгальтер с открытым верхом: он поднимал твою грудь еще выше, а соски выступали из кружева и сводили меня с ума.

Затем черед колготок или чулок. Я смаковал те фантастические моменты, когда ты выбирала пояс с чулками: аккуратно застегивал поя там, где талия переходила в бедра, потом бережно натягивал чулки на ногу и аккуратно пристегивал к подвязкам. После – любовался невероятной красотой твоей фигуры, подчеркнутой бельем. Бывало, что ты проверяла ногой мой пояс, слегка поглаживая его кончиками пальцев: но он всегда был крепко закрыт на замок, а золотой ключик висел у тебя на шее – и вряд ли кто-то отличил бы его от украшения «Тиффани».

Иногда ты отпускала меня, иногда – я занимался и другой одеждой. Но был момент, который был только моим – когда я надевал на тебя туфли. Перед этим ты всегда давала мне насладиться запахом твоих ног, прикоснуться губами к чулками или колготкам – в такие моменты фантазии уносили меня, я представлял, как буду ласкать пальчики твоих ног часами. Но впереди много дел: я надевал туфли, поправлял их – после то же самое со второй ногой.

Затем я спрашивал разрешения встать: ты, перед тем как разрешить, часто брала меня за подбородок и какое-то время смотрела сверху вниз – мне в глаза, улыбаясь. Я видел, как в уголках глаз вспыхивали огонечки – о чем ты думала? О том, что сейчас мы поедем на работу, я высажу тебя у твоего офиса, поцелую на прощание, и поеду к себе – изнемогать целый день в своем кабинете, представляя твою идеальную фигуру? Или думать о том, что ждем меня вечером? Или что каждый меня и тебя окружают сотни людей, мы кажемся обычной милой парой, но никто даже и представить не может, что происходит в нашей спальне?

Не знаю, милая. Знаю лишь, что через секунду мы выйдем из дома и снова станем такими же, как и миллионы других – за исключением наших мыслей, пояса на мне и ключика на тебе, которые никогда не дадут забыть, кто мы на самом деле

Добавить комментарий