BDSMPEOPLE.CLUB

Многим джиннам не нравился мир людей, они считали свое пребывание в нем чем-то вроде наказания или испытания воли. Но только не Ионе. Ей в этом мире нравилось решительно все, не было той области, к которой она бы не испытывала интереса или любопытства. Возможно, именно подобное отношение помогло ей стать предводителем джиннов.

Иона жадно стремилась познать этот мир во всех его аспектах. И это касалось не только знаний и алхимических навыков. Ионе нравились человеческая пища, одежда, язык. Даже их несовершенные смертные тела вызывали у неё искреннее восхищение, она первая из все джиннов сформировала себе тело, точно такое же как у людей. До неё джинны предпочитали выглядеть размытыми силуэтами, в лучшем случае антропоморфными фигурами с дымным хвостом вместо ног. Ионе же ноги очень нравились, особенно женские. Потому свою фигуру она тщательно вылепила беря за образец красивейшие женские тела в этом мире: высокая грудь с округлыми сосками, тонкая талия, красиво очерченные ягодицы, длинные стройные ноги с изящными пальчиками. Ей нравилось восхищение, которое она вызывала своим видом. Ей нравилось нежное прикосновение шелка к своей коже. Ей даже нравилась приятная прохлада, когда она босыми ступнями касалась мраморного пола.

И конечно, Ионе нравился секс, его она ценила даже превыше всех прочих удовольствий в этом мире. Он ей никогда не надоедал, более того, он был для неё в этом мире необходимостью вроде пищи и воды для местных жителей. Не отягощенная сложной моралью, которая образовалась из многочисленных ошибок и предрассудков местных обществ, она была готова к любым экспериментам и со всяким, кто ей понравился. Впрочем, здесь в Селесте, небесном городе магов, партнеров для этой игры было не так много. Большинство местных обитателей познав силу магии или искусство алхимии переставали интересоваться чем-то ещё. Потому, когда возникало желание, Ионе зачастую приходилось удовлетворять его самостоятельно. Она шла в большой зал для гостей, чем-то похожий на тронные залы местных правителей. У северной стены, на ступеньках здесь действительно высилось кресло, самый настоящий трон. Иона садилась на него, нажимала рычажок, и из углубления в сидении выдвигалась игрушка, искусно сделанная местными гремлинами точная копия человеческого фаллоса довольно внушительного размера.

Иона садилась на кресло с ногами и терлась об игрушку клитором, рукой ласкала груди, нежно массировала пальцами отвердевшие соски. Иона не боялась, что кто-то неожиданно войдет сюда, гости здесь были хоть и редкостью, но могли появиться в любой момент через магический портал. Иона наоборот, получила бы удовольствие, если бы кто-то сейчас застал её за этим занятием. И присоединился. Потому она старалась делать не только приятно себе, но и красиво для возможных зрителей.

От всех этих фантазий, её пещерка наполнялась теплом и влагой. Желание сжимало её изнутри, словно судорожно сжатый кулак. Иона приподнимала бедра и осторожно насаживалась на фаллос, сначала слегка, позволяя проникнуть в себя лишь его кончику. Ей нравилось дразнить саму себя, к тому же она никуда не торопилась, её удовольствие было удовольствием искушенного гурмана. Иона медленно насаживалась на член, получая удовольствие от каждого движения, от каждого прикосновения своей вагины к этому упругому и твердому предмету. Её стоны разносились по огромному залу гулким эхом. Она то достигала самой глубины, на мгновение остановившись, чтобы насладиться остро-сладким ощущением полноты, то вновь скользила вверх по стволу до самой головки. В голове шумело, зал плыл перед глазами.

Послышались гулкие мерные шаги. Гость? От мысли об этом Иону пронзило жгучее наслаждение, она начала двигать бедрами быстрее, вгоняя в себя фаллос. Нет, конечно же, нет. Всего лишь её слуга, каменный голем. Он шел мимо по своим хозяйственным делам, и путь его лежал частично через этот зал. Жаль. Впрочем, Иона не думала останавливаться, она продолжала прыгать на члене, лаская двумя пальцами бугорок клитора. Голем неожиданно замер на полпути. Он остановился и повернулся в сторону Ионы.

Он неотрывно смотрел на свою хозяйку, обнаженную, сидящую с ногами на троне, одной рукой держащуюся за подлокотник, другой теребящую заветный бугорок. Иона удивилась, он никогда себя так не вел. Впрочем, так совпало, что он никогда раньше не был свидетелем её развлечений. Голем стоял, его каменное лицо ничего не выражало. Да и не должно было выражать, эмоции и иные чувства для этих истуканов не предусмотрены. Но он смотрел на неё, смотрел неотрывно. И это очень нравилось Ионе, она попробовала представить себя со стороны, его глазами. И от этой фантазии распаленная страстью, она насаживалась на член все яростнее, её стоны становились все громче и чаще. Фаллос упруго скользил в ней, каждым движением вознося её все выше и выше, пока она не достигла самой высшей небесной сферы. Пока она не забилась в безумном наслаждении.

Давно у неё не было такого яркого оргазма, он продолжался долго, очень долго. Все это время Иона продолжала свои яростные движения на члене, придавая экстазу законченную остроту. Наконец её тело успокоилось. Она быстро сошла по ступенькам, подошла к голему. Он стоял неподвижно, не сводя с неё каменных глаз. Она легонько провела рукой по его паху. Но там ничего не было, голем был беспол. Интересно, это просто сбой в работе или... или ему действительно понравилось? Сложно сказать, голем был очень старым, он даже не умел разговаривать. Сейчас их клепают на фабрике из готовых металлических деталей. Но Иона создала его в давние времена, когда создание каждого голема было целым искусством.

Это был её первый голем. Каждый алхимик в Бракаде должен пройти этот экзамен, создать и оживить своего голема. В те далекие времена это было весьма непростым и трудоемким делом. Иона создавала его вручную, во многом используя опыт по формированию своего собственного тела. Только если себя она вылепила, как идеальную женщину, то голема она создавала отталкиваясь о представлениях об идеальном мужчине — широкие плечи, сильные руки, мужественное лицо с правильными чертами. Но вот фаллос она ему делать не стала.

В те далекие времена Иона и сама ещё не понимала всю прелесть соития. Её первый раз не принес ей вообще никаких ощущений, кроме некоторого удивления. Это было в Академии, молодой неофит, будущий маг, тяжело дыша, будто бы обремененный грузом, навалился на неё сверху, стал торопливо засовывать свой член в её пещерку.

Иона была старательной ученицей, она подробно и тщательно расспрашивала своего любовника обо всех аспектах процесса, но эти вопросы почему-то раздражали его, он злился, его член становился мягким. Наконец Иона умолкла, а ему удалось в неё войти резким толчком. Он начал двигаться в ней, при этом он каждый раз говорил ей срывающимся шепотом слова, которые местные почему-то держали под запретом, считали непристойными. Иона обхватила его бедра ногами, в одном трактате о сексе, что она прочла накануне, была похожая картинка. Там женщина так же как и она лежала под мужчиной, её ноги обхватывали его, пятки упирались в его ягодицы, как бы его направляя. Но это не помогало, Иона ничего не чувствовала, кроме трения постороннего предмета о её внутренние стенки, тяжести чужого тела, горячего дыхания под аккомпанемент из странных слов. Но эти слова видимо распаляли её партнера, он ускорился, задергался наполняя её горячей липкой жидкостью. Он вытащил опавший член и спросил, понравилось ли ей. Иона пожала плечами. Она не вполне поняла смысл происходящего. И самое главное, почему живые существа этого мира полагают это каким-то высшим удовольствием. Неофит обиделся, обозвал её непристойным словом и ушел.

А Иона ещё долгое время не понимала, что такое секс. К счастью, вместе с ней училась волшебница по имени Кира, красивая светловолосая женщина. Она была и так довольно привлекательна, однако пошла изучать магию, чтобы стать еще привлекательнее, привораживать к себе мужчин. Она многое знала о сексе, и могла говорить о нём много и страстно. И не только говорить. Узнав, что Иона весьма интересуется этим вопросом, Кира вызвалась быть её учителем. Тем более, в те времена секс с джиннами был чем-то совсем экзотическим. Соитие с Кирой было совсем иным. Она никуда не торопилась, не злилась, подробно, страстным шепотом она отвечала на любой вопрос Ионы, нежно покусывая её соски, целуя шею и особую точку чуть выше ягодиц, проводя языком по её животу без пупка к безволосому лобку. Она готова была ласкать каждый дюйм тела Ионы, от кончиков острых ушей до пальцев на ногах. Кира с большим удовольствием целовала по очереди каждый пальчик, водила ступней себе по лицу.

От этого всего Иона вся дрожала, она начинала понимать почему так тяжело дышал её первый любовник, острое желание тяжелой но приятной ношей ложилось на грудь. И когда Иона была готова, Кира успела лишь коснуться языком её промежности, когда женщина-джинн испытала свой первый в жизни оргазм. Она кричала, выгибала спину от нахлынувшего на неё чувства, яростно прижимала к себе растрепанную голову своей любовницы. Джинны не устают, потому едва закончился экстаз, Иона перевернула Киру на спину, оказавшись сверху, впилась в её губы страстным поцелуем, раздвинула коленом её ноги, стала тереться клитором о её клитор. Глядя на раскрасневшееся лицо Киры, на её стоны, дрожь её тела, покрытого мелкими пупырышками, Иона получила удовольствие не меньшее, чем от своего собственного оргазма.

С тех пор Иона полюбила секс, но о големе, как возможном партнере никогда не думала. Тем более, было не до того, всегда хватало желающих попробовать секс с джинном. Не то, что сейчас. Кира пару лет назад отправилась с миссией в Энрот, иные любовники и любовницы остепенились или слишком увлеклись своими изысканиями в области магии. Искусственный фаллос стал самым частым любовником Ионы.

Иона так и стояла перед големом, погрузившись в воспоминания. Голем тоже замер, ожидая приказов от хозяйки. Иона задумчиво гладила его гладкий пах. Когда она вкладывала в него заклинание жизни, своего рода аналог души голема, она не предусматривала для него каких-то чувств, но тем не менее ей иногда казалось, что ему в одних случаях весело, в других грустно. Она говорила об этом не раз Жозефине, которая хорошо разбиралась в големах, но та лишь отмахивалась, списывая все на неуемное воображение Ионы. И вот теперь она была убеждена, что голем не просто смотрел, он испытывал желание. Но какой в этом толк, когда у него нет члена? Впрочем, это поправимо. Иона вернулась к трону, нажала рычажок. Когда фаллос выдвинулся, она вытащила его из пазов. Иона приложила фаллос к паху голема, произнесла нужное заклинание и вот он уже врос в его каменное тело. Но оставалась ещё одна проблема. Железный голем весь на шарнирах, он сгибает руки и ноги, поворачивает голову с помощью механики внутри него.

Каменный голем это самая настоящая статуя. Магия, что вложена в него не только определяет его поведение, но и деформирует его каменную плоть, заставляя двигаться. Иначе говоря, если бы она приделала член к железному голему, то его бы поднимал специальный механизм, который пришлось бы встроить в его пах. В случае каменного нужно другое заклинание, более сложное и мощное, нежели то, что управляло големом сейчас. Иначе член так и останется бесполезной игрушкой торчащей вниз. Конечно, она могла его приделать под несколько иным углом, чтобы находился в горизонтальном положении, но... Ионе хотелось не просто ходячую секс-куклу. Ей очень хотелось, чтобы и голем тоже чувствовал при этом. Вожделение, приятные ощущения от соития, оргазм. Это было бы новое слово в магии.

Но даже её знаний и опыта явно не хватало. Впрочем, она хорошо знала ту, кто сможет ей помочь. Жозефина. Нет в мире человека, да и иного существа, что лучше разбирается в големах. Собственно, первого каменного голема в мире создала и оживила именно она. Отличный повод, чтобы навестить её. Иона накинула одежду, велела голему оставаться на месте, а сама оторвалась ногами от пола, взмыла в воздух, вылетела в открытое окно.

Она летела над городом, что раскинулся на снежных вершинах гор и облаках. Высокие башни, удивительные ажурные строения соседствовали с ослепительной белизной. Иона бывала во различных городах Антагарича, Энрота и Джаддама. Но ни один из них не мог сравниться с небесным городом Селеста. Здесь был ледяной разреженный воздух, но для женщины-джина он казался свежим и прохладным. Она обожала летать, ей нравилось как её тело ласкает ветер, как красиво развевается её одежда в полете. Она, конечно, могла переместиться к Жозефине телепортом, но разве можно было пропускать такое удовольствие, как полет на самым прекрасным в мире городом? Здесь все использовали телепорты или летали, потому во многих зданиях не было дверей. В некоторых даже окон. Но подобное Иона считала глупостью. Жить посреди такой красоты и не смотреть в окно? Таким существам место не здесь, а в стране мертвецов и некромантов Дейе или подземельях Нихона.

Вот и мастерская Жозефины, к счастью у неё есть окна. И одно было даже открыто. Иона из ослепительного облачного мира в мгновение оказалась в пыльной мастерской. Несмотря на большие окна, здесь царил какой-то странный полумрак. Иона грациозно приземлилась прямо возле стола, на котором лежал полуразобранный железный голем. Возле него возилась Жозефина, угрюмая женщина с темными от бессонницы кругами под глазами. Впрочем, Иона находила её вполне привлекательной, в её чертах лица, фигуре были благородство, высокий лоб говорил о незаурядном уме, пронзительные горящие синие глаза выдавали скрытую страсть. Жозефина удивленно посмотрела на гостью, но потом обиженно сжала свои полные губы.

— Ты ещё сердишься? — спросила Иона вместо приветствия.

— Нет, просто ты не вовремя, мешаешь работать — ответила Жозефина нарочито сухо, ковыряясь во внутренностях голема.

— Но я по делу — улыбнулась Иона. Её улыбка была ослепительнее горных вершин за окном.

— Опять какое-то извращение?

— Нет, я по поводу голема!

Жозефина недоверчиво покосилась на Иону.

— У меня возникла одна прекрасная идея, но без тебя её сложно будет воплотить! — продолжила Иона.

Жозефина сощурила глаза, она явно чувствовала подвох. Иона не дожидаясь ответа открыла портал, ведущий в её дворец, и велела своему голему пройти через него. Жозефина окинула его быстрым оценивающим взглядом и остановилась в районе паха, где теперь красовался огромный фаллос.

— Так я и знала! — сказала она, — у тебя один секс на уме?

Иона попробовала в двух словах рассказать о своей идее. Но Жозефина была непреклонна.

— Голем тем и хорош, что не испытывает эмоции и чувства. Просто делает свою работу, не отвлекается на глупости. И не отвлекает других!

Сейчас Жозефина сама была похожа на голема. Такая же рациональная и бесчувственная. И фригидная. Ионе в свое время было очень с ней тяжело, как она её ни ласкала, что только с ней не делала, но Жозефина не кончала. Просто гладила Иону по голове и тихо шептала, что ей было приятно. Иона, привыкшая к тому, что её ласки всегда приводят к пику удовольствия, была несколько обескуражена.

Но не теряла надежды. Вдобавок к этому Жозефина ещё оказалась ревнивой. Однажды она пришла к Ионе в тот момент, когда женщина-джинн занималась любовью с двумя нагами и устроила настоящий скандал. Иона не знала куда деваться от разъяренной девушки, даже наги поспешили уползти от греха подальше. Но Жозефина успокоилась и ушла, сказав, что больше не желает видеть предательницу. Иона себя предательницей не считала, к этой вспышке отнеслась снисходительно, списав на власть предрассудков, что не удалось изжить даже здесь, в Бракаде. Но Жозефина с тех пор её избегала. И вот сейчас она стоит, рассерженная, с горящими синими глазами, почти как тогда, в день скандала. Какая же она все-таки красивая. Иона почувствовала как в ней растет желание.

— Убирайся! — крикнула Жозефина, — не желаю больше видеть тебя в своей мастерской!

В ответ Иона обняла её и впилась страстным поцелуем в губы. Жозефина недовольно замычала, попробовала вырваться, но из объятий джинна так просто не вырвешься. Ионе очень нравились её губы, полные и чувственные, мягкие, словно шелк. Когда она оторвалась от них, Жозефина влепила ей пощечину. Иона рассмеялась, подобные игры заводили её ещё больше. Снова поцелуй. Пощечина, уже чуть слабее. Поцелуй. Жозефина горько вздохнула, словно отпуская свою обиду и прильнула к Ионе, обняла её талию.

— Я люблю тебя — шептала она джинне, — люблю... и не хочу ни с кем делить...

Иона сейчас решила не спорить, она языком заскользила по шее, Жозефина горячо задышала ей в остроконечное ухо. Спуститься ниже мешало платье Жозефины, но у Ионы на этот случай было заклинание малой дезинтеграции. Его придумала Кира и очень гордилась им. Заклинание дезинтегрировало чью-либо одежду. Быстро и элегантно, не нужно возиться с застежками, когда хочешь насладиться чьим-то прекрасным телом. Вспышка и Жозефина уже без одежды, её тело прекрасно. Большая тяжелая грудь с темными сосками, живот с небольшой складочкой, пышные аппетитные ягодицы, длинные ноги. Иона опустилась перед ней на пол, словно в земном поклоне перед её красотой. И начала покрывать поцелуями её аккуратные ступни, лодыжки, поднимаясь все выше. Жозефина гладила её лысую голову с черной косой, тихо вздыхала от удовольствия. Иона же получала двойное удовольствие, она чувствовала, что её голем неотрывно смотрит на эту игру. Ей даже показалось, что он тяжело возбужденно дышит. Хотя нет, это все же Жозефина, она вся дрожит от страсти. Язык Ионы уже скользил по внутренней стороне бедра, поднимаясь все выше. Иона слегка коснулась носом её клитора. Какой прекрасный сладкий запах. У всех смертных в этом мире был свой особый, неповторимый запах. По нему можно было определить их истинную суть. Жозефина пахнет жасмином, тяжелый обволакивающий аромат. Язык Ионы уже щекочет её промежность.

— Так бы тебя и съела... — прошептала она любовнице, а потом произнесла заклинание левитации. Жозефина немного взлетела и перевернулась горизонтально, как бы легла на спину в воздухе. Так гораздо удобнее, когда дело доходит до вагины. Иона взлетела и пристроилась сверху, лицом к промежности Жозефины, её же промежность оказалась перед лицом девушки. Перекрестная любовь, так называли эту позу в том трактате о сексе, что читала Иона перед своим первым разом. Она ей очень нравилась, особенно если партнеры не лежали на полу, а как сейчас висели в воздухе. Однажды они с Кирой занимались любовью в такой позе прямо в небе над Селестой.

Иона проникла языком в упругую и горячую пещерку Жозефины, Жозефина в свою очередь горячо дышала и страстно лизала её вагину. Иона ритмично двигала языком, захватывала губами большой торчащий клитор. Жозефина стонала, её промежность становилась все более влажной и горячей. Иона краем глаза уловила какое-то движение. Она повернула голову и застыла в удивлении и восхищении. Жозефина же продолжала самозабвенно ласкать её языком. Иона мягко отстранилась.

— Смотри! — сказала она восхищенно Жозефине.

Голем стоял так же как и раньше, не шелохнувшись. Но его фаллос медленно поднялся и теперь находился в боевой готовности.

— Этого... не может быть... — выдохнула Жозефина.

— Я знала! Знала!

— Что знала?

— Что в заклинание оживления вкладывается и частичка нашей души, наши чувства. Они все живые, понимаешь, живые! Просто нужно суметь пробудить это в них...

Иона подошла и взяла фаллос рукой, стала нежно его ласкать. Голем мелко задрожал, словно от удовольствия.

— Видишь? — шепнула она подруге.

Иона велела голему сесть на специальный стул для осмотра. Не стул даже, какой стул выдержит многопудовую статую, скорее каменный куб. Член его по прежнему смотрел вверх.

— Ты первая... ты должна опробовать его первой! — сказала Иона.

— Почему это? — удивилась Жозефина.

— А кто ещё в мире лучше разбирается в големах? Смелее!

Жозефина завороженно подошла к голему. Она не занималась сексом с мужчинами наверно с времен Академии. Слишком они грубые, пошлые, нечистоплотные. И вообще много с ними проблем, с женщинами намного проще. Но ей иногда не хватало того чувства, когда большой упругий член наполняет её до самого конца, трется о её стенки. Она подошла к голему, наклонилась, взяла его фаллос в рот. Почти как настоящий, даже приятнее на ощупь. Сидящий голем судорожно вцепился пальцами в куб, на котором сидел. Ему очень нравилось, когда по его члену скользили шелковые полные губы девушки.

Жозефина села ему на колени, начала медленно и осторожно на него насаживаться. Иона стояла сзади, нежно целовала её спину, слегка покусывала пышные ягодицы. Член голема проникал все глубже, Жозефина глухо стонала. Она прильнула к его груди, её ягодицы упруго двигались, вгоняя фаллос в себя. Никогда Иона не видела Жозефину столь горячей и страстной. Её пронзительные синие глаза казалось излучали свет. Она двигалась все быстрее, вагина хлюпала, несмотря на огромные размеры, Жозефина вобрала весь член в себя. Она прыгала на нём, вскрикивала, когда тот достигал самой её глубины. Никто из мужчин и тем более женщин не мог проникнуть столь же глубоко, достать до самого сокровенного места. Иона любовалась её лицом. Розовые щеки, закрытые глаза.

Страсть и наслаждение. Иона спустилась вниз, язычком проникла в её задний проход. Это было последней каплей. Жозефина задрожала всем телом и начала кончать. Её тело содрогалось, она кричала, продолжая свою бешеную скачку на големе. Когда она обессиленно слезла, фаллос и пах голема был залит жидкостью, соком её любви.

Иона нежно поцеловала её, а потом велела голему встать. Сама же взгромоздилась на куб, встала на нём на одно колено, развела ягодицы пошире.

— Давай! Теперь меня! — сказала она голему.

Голем схватился за её талию и резким движением вошел полностью, задвигался в бешеном темпе. Жозефина опустилась на ближайший стул. Голем быстро и резко двигал бедрами, Иона вся выгнулась, высунула от удовольствия кончик языка. Голем выходил из неё почти полностью, а потом загонял свою дубину обратно. Это зрелище волновало Жозефину, она снова возбуждалась. Одной рукой голем схватил Иону за косу и каждый раз, когда проникал на полную глубину, слегка оттягивал её за косу на себя. Ионе это нравилось, она в порыве страсти шептала заклинания, мастерская каждый раз расцвечивалась узорами молний. Неожиданно голем замер. Он стоял, охваченный странной дрожью, запрокинув голову.

Жозефина испуганно вскочила и подбежала к любовникам.

— Он... он горячий! — сказала она, прикоснувшись к телу голема.

— У него оргазм, самый настоящий оргазм! — в экстазе шептала Иона, я чувствую, как он сейчас вибрирует во мне...

Иона и сама, не выдержав всех этих переживаний, задергалась задом на огромном фаллосе, достигла такого оргазма, что был гораздо сильнее утреннего.

Потом она сидела, у неё на коленях сидела Жозефина, они нежно ласкались. Голем, удовлетворившись, стоял спокойно, с поникшим членом.

— Может, приделать ему язык? — тихо спросила Иона.

— Не стоит... языком и ты хорошо можешь. А мужчина должен быть молчаливым. Иначе не оберешься с ним хлопот...

Над Селестой, самым прекрасным городом в этом мире, сгущались сумерки.

Добавить комментарий


Парфюмер, 43 года

Тверь, Россия

Круто