BDSMPEOPLE.CLUB

"Керины сказки".

Сегодня тоже 2 кину)

КОЛДУН

– Тимохин, подъём! Ти-мо-хииииин!

– Пожалуйста, отъебись…

Тимохин плотнее завернулся в тёплое ватное одеяло линяло-красного коленкору. Но Сова не унималась и бродила по нему взад-вперёд, цепким клювом стараясь приобщить колдуна Тимохина к свету.

– Ну дай ты поспать человеку! – брехнул Пёс.

– Я жрать хочу. И кстааааати! Кто-то обещал по утрам бегать.

– Когда это?! – возмутился из-под одеяла Тимохин.

– Вообще, было дело, – Пёс отложил «Советский спорт» и спрыгнул с кресла, – В четверг, не?

– Факт! – подтвердила Сова и продолжила терроризировать колдуна, – Тимохин, Тимохин, Тимохин, Тимохин, Тимохин, Тимохин, Тимо…

– Да встаю, бля!!!

Тимохин в который раз пожалел, что научил этих двух пидорасов разговаривать и киселём вытек из-под одеяла на пол. Привычно поискал глазами пиво и тапки. Ни того ни другого. Очередное отвратительное утро.

– Пиво где.

– Я спрятала.

– С хера ли?!

– У тебя утром три клиента.

– Секундочку. Сегодня что – не воскресенье?

– Воскресенье.

– Мля, Сова. Ты вроде как мудрая птица. Ну какого *** ты их в выходные записываешь?! Где моя мантия ****ая?!

– Я постирал… – ответил Пёс.

– Мдаааа, два дебила – это сила.

Тимохин добрался до сеней, где накинул шубу и валенки.

– Сова! Газету!

Птица неслышно подлетела с «СовСпортом» в клюве.

– Вторую страницу только не читай! – Предупредил Пёс, ставя чайник. Тимохин, поёживаясь, вышел в морозное утро и захрустел свежим снежком к покосившемуся дерьмовнику, где намеревался предаться уюту личного пространства.

– Почему я не должен читать вторую стра…. Ёёёёёёёёб твою мать!!! Они опять просрали?! Сука, я вам такую порчу наведу – неделю кровью дрыстать будете!!!

Сова мягко опустилась на крышу и бюрократично затараторила:

– В 10 придёт Казанцева – приворот. В 11 Лобанова с сестрой – сглаз. В 12 Сухинин, ну этот, который раскодироваться хочет, помнишь, рыжий такой, из сельсове…

– Дай мне посрать!… Оооо, прикольные гандболисточки…

– Мужлан!

– Кто зажигалку отсюда с****ил?!

…Надо бы побриться, подумал Тимохин и глянул в зеркало. То, что он там увидел, колдуну совсем не понравилось. В зеркале к его дому шла толпа встревоженных людей. Это никогда не предвещало ничего хорошего.

– Много людей подходит, – сказал Пёс, принюхиваясь, – тракторист… доярок пару-тройку… и еще…

– Я видел, – кивнул колдун, – Хули ты расселся-то?

– А, точно, – ответил Пёс, отставил чашку и выбежал на улицу, заливаясь грозным лаем. В калитку осторожно постучали. Тимохин натянул штаны, таинственное лицо и открыл калитку. На дороге перед домом стояли селяне – человек двадцать. Все пасмурные, запыхавшиеся.

– Чего надобно, люди добрые? – вопросил Тимохин, стараясь направить перегарный пар изо рта поверх людей. Вперёд вышла Клюева – продавщица сельпо, спасительница страждущих в праздники и просто интересная для этих мест женщина. Зелёная тушь размазана по румяным щекам – видно, плакала.

– Помогите, Андрей Палыч… Светка моя пропала… Кататься пошла на горку и… и не вернулась… Всё обыскали… Нигде… Следы снегом, видать, засыпало… Может, посмотрите… это… по-вашему-то… Милиция ж только через трое суток… Мы с Сергеем если чо… Заплатим, сколько надо…

– Нисколько не надо. Долг спиши за три «Мягкова» и всё, лады?

– Да-да, вот вам крест…

– Оу-оу-оу! Тихо-тихо.

– Извиняйте…

– Дай руку. И отец ребёнка тоже. Увижу.

Клюева протянула озябшую ладонь, подошедший муж Серёга, крупный механизатор, молча выдвинул из рукава телогрейки свою. Тимохин взял их руки, чтобы увидеть их дочь – это плёвый трюк для колдуна его уровня. Но то, что он увидел, ему опять не понравилось. Потому что он ничего не увидел. Можно, конечно, отправить на поиски Пса и Сову. Но на дворе минус 30, и если девочка упала в колодец, или ушла далеко, или какая мразь в машину уволокла – искать они будут долго. Блять.

– Слушай, Клюева, есть проблема.

– Какая?! – испуганно пролепетала продавщица.

– Я не вижу её.

– Она умерла?!

– Нет, я бы увидел её в любом случае.

– Понятно, бля. – забурлил Серёга. – Пошли отсюда! Я ж говорил, что это лажа какая-то! Меньше «экстрасенсов» своих смотреть надо!

Тимохин взбеленился. Его можно называть кем угодно, но только не экстрасенсом!

– Слышь, родной! Я такое умею, что в твоей синей голове хрен уместится!

– Ага, я видел только что! А вы все ему бабки последние заносите, клоуну этому! – добавил Серёга.

– Я?! Кло-ун?! Да я тебя насквозь вижу! У тебя печень в полной жопе!

– Тут у всех печень в жопе, рентген ты ***в!

Тимохин чуть не задохнулся от ярости.

– Да я… Я не знаю, почему не вижу твою дочь! Может, она вообще не тво…

Твою мать, подумал Тимохин. Это же очевидно. Какой же я идиот.

– Чё сказал щас? – Серёга круто развернулся, выдвинув из телогрейки уже оба вазелиновых кулачища. Тимохин молчал. Сегодня точно кто-то умрёт. Или колдун и, как следствие, девочка, или…

– Серёёёёж…

– Иди домой, дура!

– Прости меня…

Серёга уже размахнулся, чтобы отправить колдуна к праотцам и принцессе Диане, и так и застыл. Он уже всё понял, но, цепляясь за мифическую соломинку, всё же спросил:

– Это за чо?..

Клюева не смотрела на мужа. Она смотрела в толпу:

– Спаси её! Спаси! Пожалуйста! Пожалуйста!

Из толпы медленно вышел учитель географии Моросей. Пряча глаза, прошёл мимо памятника Клюеву, снял тонкую перчатку и протянул тонкую дрожащую руку колдуну. Тимохин взял её и и руку продавщицы в свои, закрыл глаза на секунду.

– У ручья она, в овраге, три километра на север. Замёрзла, но жива. Успеете.

Тимохин развернулся и ушёл в дом. Он не слышал, что было дальше, но знал, что будет. Опозоренный на всю деревню здоровенный мужик пленных не берёт.

– Собирайтесь, мы переезжаем, – кинул колдун зверям.

– Что, так всё плохо? – спросил Пёс, подметая пол.

– ****ец как. Поторапливайтесь.

Через пару часов наконец закончилась метель. Опоздавший автобус вобрал в себя Тимохина со своим зоосадом и, кряхтя и фыркая, повёз в город. Девочку нашли, отогрели и дали конфет. Учителя нашли забитым до смерти на заднем дворе своего дома, а Клюева – в дымину пьяным в кафе. Он во всём сознался, и его увезли в райцентр. А ночью дом колдуна загорелся. Жгла его вся деревня. В первых рядах была Клюева.

Потому что издревле не любили колдунов на Руси. (ц)

К. Ситников.

Добавить комментарий


Волчица Лани, 44 года

Москва, Россия

Лайк!!!

Clever, 51 год

Барнаул, Россия

Лайк.

Хманк, 55 лет

Москва, Россия

О!...
Racer, мое почтение!
Прекрасная короткометражка. Аплодирую. Сказки - это хорошо...

Sansa, 38 лет

Нижний Новгород, Россия

Спасибо)

Racer, 40 лет

Нязепетровск, Россия

Волчица Лани, Clever, Хманк, Sansa,

спасибо)