BDSMPEOPLE.CLUB

Познакомившись в сети с прекрасной женщиной Ульяной, хотелось скорее встретиться, переписка была недолгой, но она срочно уезжала в командировку, решение было принято быстро- устроил себе двухнедельный отпуск. Собираясь в дорогу, решил не мелочиться и взял билет в СВ. Ехать долго и не хотелось заранее утомлять себя вагонной сутолокой и попутчиками .На всякий случай, взял фляжку с коньяком и бутылку шампанского.

Гостиницу в городе назначения, а это был крупный город на Азовском море, не бронировал, справедливо полагая, что в межсезонье проблем с размещением не возникнет.Сел в поезд и с нетерпением стал ждать, до вокзала мы добирались разными путями и встретится должны были только в поезде.

Посторонившись, проводница пропустила пассажира, вернее пассажирку. Вместе с ней в купе появились запахи духов. Женщине на вид было лет тридцать пять-сорок или около того.

— Не церемоньтесь, включите свет.
— Ой, спасибо. Господи, так спешила.Такси опаздало. Вот и пришлось все это время прыгать козой на перроне.Ну, что познакомимся еще раз, теперь воочие, Ульяна, можно назвать просто Уля. В дороге церемонии ни к чему. Не возражаете?

— Напротив! Меня Макс, хотя вы уже знаете.
Она согласно улыбнулась. В свете ночника хорошо было видно ее лицо. Миловидное, с едва раскосыми глазами, немного скуластое. Красивые, хотя и немного растрепанные волосы.

— Упрямая как бревно. Это я про себя. Подруга предлагала с собой маленькую бутылочку коньяка к чаю. А я отказалась.
— Я запасливее вас. Есть коньяк и бутылка шампанского. Тоже брал на всякий случай. Пить чужие напитки опасаюсь. Но вам все же осмелюсь предложить. Чтобы вам было спокойней, на столике мой паспорт, а с вами я и сам выпью. Если не возражаете. Уля, вы не могли бы отвернуться, я по домашнему раздевшись улегся.

— Конечно! — она отвернулась к окну.
Я встал. Тела своего я немного стеснялся, подзапустил себя. Появился животик.
Одеваясь, нагнулся в поисках своих дорожных тапочек, потом, одевая шорты, увидел в дверном зеркале ее отражение. Глядя в окно, Ульяна пальцем приоткрыла паспорт, заглянула туда, потом заинтересовано стала смотреть в окно, но я понял что она все это время смотрела на мое отражение в окне, прервавшись лишь на кратковременное изучение паспорта. Вспомнив свою позу при поисках тапок, свои смелые трусы, в виде плавок, смутился:

— Простите, здесь очень тесно, создал толчею.
— Ничего страшного. Не совладала с врожденным женским любопытством, заглянула в паспорт. У вас очень красивая фамилия-Машаков, немного женская.

Она мило и загадочно улыбнулась.
—Друзья в детстве не дразнили?
— Вы прямо экстрасенс, было дело — улыбнулся я, доставая шоколад, коньяк и шампанское.
— Вы очень запасливы. Можно теперь я переоденусь?
— Конечно. Я выйду, за одно выкурю сигаретку.
— Не надо, не ходите никуда, я с вами пойду курить.
Пересел к ближе к столику, освобождая место и отвернулся к окну. Действительно в него всё было видно. Я смущенно отводил взгляд, но инстинкты были сильнее меня, и он опять возвращался туда, куда в данной ситуации не следовало. Скинув верхнюю одежду и блузку с брюками, она осталась в поясе, чулках, трусиках и топе, всё темного, скорее черного, цвета, после чего стала одевать короткий халатик. В зеркале, в его отражении я встретился с её взглядом и она подмигнула мне и повернулась:

— Не ваша вина, смотрите, в такой тесноте не спрятаться. Я тоже вас всего видела в отражении. Потому и попросила вас остаться. Теперь мы квиты. Правда я хитрая? Хахаха, — смех заливистый, звонкий!

— Наливайте свой коньяк, а то девушка уйдет сейчас! Да и покурить уже хочется. А давайте сразу упростим ситуацию, выпив первую на брудершафт, если вы конечно не против. Простите за смелость, граничащую, наверное, с наглостью.

— Сделаю это с удовольствием!
— Выпьете или поцелуетесь? — засмеялась она, салфеткой снимая помаду.
— И то и другое...
Губы ее были мягкими, сладкими и теплыми, несли на себе вкус коньяка. Отстранилась, стрельнула глазами, и снова приникла ко мне, языком раздвигая мои губы языком и проникая во внутрь рта. Вот так да!

— Всё, я и так слишком смела, идем курить, — сказала она, погружаясь в недра сумочки, доставая сигареты и зажигалку.
В тамбуре было холодно. Мы закурили, но уже через минуту она замерзла. Я развернул ее спиной и привлек к себе:
— Так будет теплее.
— Ага, — бесхитростно ответила она и прижалась ко мне сильнее. Пахом я ощущал упругую мягкость ее зада. У нас сейчас всё будет, подумалось мне тогда.

В купе мы вернулись чуть ли не бегом. Порция коньяка, шоколадка и сразу еще одна порция. Пожалел что не взял бутылку.
Я налил. Удивительная женщина. Очень располагающая внешность, хочется открыться ей. — Уля, я за тебя хочу выпить. Пусть сбудутся все твои мечты!

— Все? Тогда помоги мне в этом, — и она озорно подмигнув, лихо опрокинула рюмку. Поставила на стол, дождалась когда я выпью и, привстав, притянула к себе, целуя в губы.

— А у тебя кто-нибудь есть? Был за это время?
— Не поверишь, пару эпизодов и все. Крайние два года точно не было.
— Да ты что! Но ведь можно же... Можно же купить?!
— Нет, нет, это не для меня. Признаюсь, был опыт, но те вульгарные особы скорее отбивают желание, чем удовлетворяют его.
— Пойдем еще по сигаретке.
— Да что мы как дети, — вдруг произнесла Ульяна и, резко встав, прямо напротив меня, расстегнула и сняла халат. Напротив меня оказался ее животик с пупком. Не удержавшись, взяв ее за попу, привлек к себе и поцеловал в пупочек. Она прижала мою голову к себе, потом отстранилась, задернула занавески на окне, спустила, оперевшись на стол, ночную штору, дождалась, когда я уберу руку с ее зада, прошла к двери и щелкнула замком.И опять встала напротив меня, притянув голову к себе. Я покрывал поцелуями ее живот, пупок долго, самозабвенно, ощущая как нарастает моё возбуждение, как просыпается и крепнет плоть.

Насладившись моментом, она задом опустилась на полку, прогнувшись сняла свои трусики и, разведя ноги, рукой поманила к себе. Я, привстав с полки, хотел выключить плафон ночника, но она пресекла мою попытку. Хотела чтобы я её всю видел. Опустился на колени и, попав головой в капкан ее рук, без церемоний и долгих прелюдий, был припечатан губами к ее лону...

— Мммм, ты мой джентельмен, обслужил даму ласково, умничка моя. Теперь коньячку и покушаем. Потом чаю.
Я разлил коньяк. Оооо, Лезгинка, хороший выбор. Выпили и зашелестели целофаном, разворачивая бутерброды с сырокопченой колбасой. Под еду и коньяк болтали о всякой ерунде, о нынешнем, о смешном и нелепом, порой в жизни случающемся. Потом, потом... Да мало ли о чем мы болтали. Кому сейчас это интересно! А потом ей захотелось танцевать. Да, танцевать, В купе! Обнаженными!

Вытащила свой смартфон, нашла нужную медленную мелодию, сбросила халат и сорвала с меня простынь:
— Мадам ангаже мсье, джентельмен не может отказать даме. Силь ву пле... Прошу!
Мы кружились, а вернее топтались в тесноте вагона, под тихую музыку из телефона, качаясь в такт вагона и крепко прижавшись друг к другу обнаженными телами...

— Тсссс..., теперь моя очередь сделать тебе приятное. Ты только доверься мне и все будет хорошо.
Я что-то хотел сказать, но сильной рукой был увлечен навзничь на полку купе и мой рот запечатали горячие губы Ули. Ее руки скользили по моему телу, пока в их плен не попал мой маленький друг.

— Попался, голубчик, хотел в сторонке отсидется! Сейчас мы тебя взбодрим, — пропела Уля и, прервавшись, зашуршала своей рукой в сумочке.

— Лубрикант не помешает, — пропела она и что-то холодное пролилось на мой член. Затем ее руки заскользили по всей его длине, то обнажая, то закрывая головку. Возбуждение стало нарастать. Я громко задышал.

— Ну вот, совсем другое дело! Сейчас закрепим успех, только чур не мешать мне. Она согнула мои ноги в коленях, закинув одну на столик, другую на полку, разместилась между моих раскинутых ног и левой рукой продолжила фрикции, иногда беря головку в рот. Затем правой провела по всей длине члена от уздечки до самого «корня», и вдруг ее палец, незаметно для меня одетый в презерватив, скользкий от смазки и длинный как змея, медленно вошел мне в анус. Инстинктивно я сжал сфинктер, но получив шлепок по восставшему вдруг члену, расслабил его и обмяк, замычав.

— Тсссссс, тише, мальчик мой, а то тетя проводник точно к нам ворвется. Видишь как все получилось, боец снова в строю. Немного поласкаю тебя и ты войдешь в меня. Вот здесь, здесь, чувствуешь?

Ее пальчик в моей попе чего-то касался плотного, резвясь, от чего низ моего живота, пах, наливался сводящим с ума жаром. Ласка была столь необычна, сколь и неведома для меня.

— Нравится, нравится моему гусару. Вижу первый раз тебя так ласкают. Ничего, потом покажу все прелести анальной любви... Для начала и этого хватит.

Мы лежали, по прежнему обнаженные, на полках и болтали, держась за руки. Я чувствовал себя лет на 10 моложе. Мы привели себя как могли в порядок. Уля, шутливо ругаясь на мою репродуктивность, засунула себе между ног полотенце. Возбуждение уже давно оставило нас. Внизу живота были, по ощущениям, необычайные легкость и пустота. Коньяк был допит, курить тоже не хотелось. За окном темень, хотя уже было практически утро. Спать не хотелось. Перепрыгивая с темы на тему, Уля все-таки перескочила на тему секса, вернее его форм:

— Не верится что тебя так никто не ласкал?
— Как?
— Не делай вид что не понимаешь! Пальцем!
— Ну считай что ты наскочила на девственника.
— Но тебе понравилось, я видела и чувствовала это, — утверждающе заявила Ульяна и тихо усмехнулась, — Ты очень чувствителен в этом месте. Если не окажешься ханжой, то можешь открыть для себя целую планету! Целый мир!

— Как это? Уля, я, как сейчас принято говорить, натурал. Для меня это неприемлимо! Мужик с му..
— Да тебе кто про мужика-то сказал? — перебив меня, Уля выпустила мою руку и приподнялась на локте. Я почувствовал на себе ее пристальный взгляд:

— Все это ты мог бы познать от женщины. Анальный секс понятие более широкое и ёмкое, чем себе его представляют мужланы вроде тебя. Странно тебе об этом говорить. Ты не юнец, пользуешься интернетом. Слышал такие слова как «страпон», «пеггинг», фингеринг?

— Прекрати ругаться, — засмеялся я.
Шутка не удалась
— Ээээээ, тундра! Ну если хочешь, то могу вкратце рассказать про страпон-секс. Пока коньяк не выветрился. Да и из уст женщины услышать это гораздо пикантнее. Итак, слушай...

Услышанное потрясло меня. Слушал не перебивая и радуясь что темнота купе скрывает мое лицо. Я даже начал слегка возбуждаться.
— Откуда все ты это знаешь? Пробовала?
Уля рассмеялась заразительным смехом:
— А как ты догадался? Ну ладно, в двух словах расскажу. У меня соседка очень продвинутая во всех отношениях дама. С мужем, когда была замужем, они давно и плотно практиковали такой вид соития. Мужу нравилось, а она так практически помешалась на этом деле. Мы раз с ней подвыпили, и она мне все по великому секрету рассказала. А я видишь, болтушка, все тебе выбалтываю. Не выдавай меня. Кстати, нам не пора собираться?

— Нет, еще часок повалятся можно. Ну и что дальше?
— Ну вот выпили мы с ней, я тут ей в жилетку и всплакнула, что мол мужика нет, по ночам реву от этого. Она меня утешала, утешала, а потом ушла и вернулась со страпоном. Красивый такой, у нее очень хорошая коллекция игрушек. Раскрутила она меня на секс. Да я и не сопротивлялась. Отласкала как ты сегодня, а потом надела страпон.Он двусторонний. Там кончики и для себя и для партнерши. Почти одинаковые по величине, да еще с вибрацией. Игрушками-то я тоже иногда баловалась, но тут другой случай. Короче отымела она меня по полной. Так что я теперь, после того случая стала леди Би. Потом, после всего я спросила у нее, мол зачем тебе он нужен, а она и рассказала про совместные с мужем утехи. Я не поверила, но когда она в доказательство принесла флешку с домашним видео, то обалдела окончательно. Еще пару раз с ней переспала, и все время выспрашивала ее об этом. И однажды, прочитав мои мысли и желания, среди ночи звонком разбудила меня и позвала к себе. Вот тогда я впервые и попробовала что такое пеггинг с ее мужем. Он обездвижен был, привязан лентами к ножкам кровати, подушкой под животом, приподнявшей его зад и с повязкой на глазах. Соседка дала мне экипировку, так сказать, помогла одеть её, проинстуктировала в ванной и отвела к мужу, предупредив чтобы я с ним не разговаривала. Я начала осторожненько с его попой забавляться, а Анна, так зовут соседку, заняла его рот своей киской. Потом разошлась и уже трахала его во всю. И ты не поверишь, я кончила! Потом и Анна с мужем. — Постой, ну как вы, девчонки, кончили мне понятно. А мужик-то как?

— Очень просто. Я воздействовала на простату, жена возбуждала его вкусом своей малышки. Плюс я, работая, налегала на его попу и член от трения о простынь получал дополнительную стимуляцию.

— Ааааа. Вот как. Понятно. И что было дальше?
— Дальше мы так и продолжали втроем. Муж не знал кто я, так было проще для всех. Начали меняться. То я его, то Анна. Соответственно и лизать ему нас приходилось поочередно. По нормальному Аня не разрешала, так как это по ее странной логике, было бы изменой. А так его член не был в моей пещерке, значит и измены не было.

— А сейчас?
— А сейчас все закончилось. Они разбежались, Анна одна. Считает меня своей должницей. Говорит что моего мужчину, когда он появится, она обязательнопопробует таким же образо как и я её.

— О, как, вот женщина!
— Кстати, она очень интересная и состоятельная дама. Очень эрудированная. Средних лет, подтянутая, фигуристая, аппетитных линий, с красивыми грудью и лоном, совершенно

гладким...
— Ты мне ее описываешь столь подробно, что у меня закрадывается мысль что... ?
— Так да или нет? — вдруг перебила меня.
— Что да или нет?
— Ты готов на роль моего (Ульяна выделила слово моего) мужчины?
— Уля, то что ты только что предложила, весьма необычно и я...
— Да что тут такого!Тебе хочется новых ощущений от секса, мне, вернее нам с Аней, того же. Кроме того, нас будет трое, а не вы ли с одиннадцатилетнего возраста и до гробовой доски непрерывно мечтаете об этом? Только кто из вас с двумя справится? По настоящему, а не в порнофильмах и выпендреже друг перед другом? А в таком трио как у нас все получат удовлетворение. Решай. Клянусь тебе, второго такого шанса не будет. Пошли покурим, ты мне там дашь ответ

В тамбуре было по прежнему холодно и мы молча стояли, прижавшись друг к другу. Требовалось дать ответ. Уля уже несколько раз через плечо оглядывалась на меня. Докурив, вернулись в купе. Лицо моё горело как на первом свидании.

— Что решил мой джентельмен? — в голосе чувствовалась готовая вот-вот возникнуть дистанция.
— Уля, Уличка, ну..., ну я согласен.
— Умничка, умничка! Какой ты молодец. Ты прелесть!
Бегом вернулись в купе, где буквально выпорхнув из халатика, зацеловала меня и, не переставая повизгивать от избытка эмоций, начала одеваться. Причем это делала не торопясь, явно выставляя себя на показ, справедливо полагая, что тем самым утверждает меня в правильности принятого решения. Белье она достала свежее и очень дорогое. Одев черные трусики и лиф, не скрывающие ее прелестей, а лишь подчеркивая их великолепие, она демонстрировала себя со всех сторон.

Перрон города встретил нас сутолокой и запахом моря. Взяв свои и ее вещи, шел за ней к стоянке такси. Еще перед самым пребытием поезда мы (она!) решили, что остановлюсь у нее.На время командировок ей предоставляли бесплатное жилье у той самой Ани. Машину нашли быстро. Слегка потасканный в извозе мэрс с пожилым водителем. Мы сели сзади, едва тронулись, из кармана потащила тренькающий телефон:

— Алло. Да, Анюта, уже приехали. Через полчаса. Нет. Да перестань ты. Понравится. Аня, ну не по телефону. В курсе, в курсе уже.., — вот приставучая.

Я понимал о чем речь. Что же здесь непонятного.
— Стол накрывает. На троих. Прости, не удержалась. Отправила ей СМС. Ну что не одна.
— Да ничего, нормально. Нам бы в магазин заехать.
— Не надо, все есть. Отпразднуем приезд.
Через полчаса мы уже входили в Анину квартиру. Поднимаясь, без обиняков, спросил, как мне вести себя с Анной. Меня долго мучил этот вопрос.

— Максик, ровно так же как со мной, если вы конечно понравитесь друг другу. Бери белье и иди мойся. Мне тоже надо в душ. Закончим и за стол. Анна заждалась нас поди уже.

Едва зайдя в ванную, услышал звонок, щелканье замка и женские голоса, переливающиеся радостью встречи.
Мылся долго и с удовольствием, а когда вышел из кабинки душа, увидел на полу электрический триммер с эпилятором. Намек более чем прямой, тем более надо было после суток в дороге освежить и лицо. Минут через десять я был готов. Выбрит, вымыт, со снятой где надо растительностью. В шортах, под которыми довольно смелые плавки, свежей футболке с символикой ВВС. Все, выхожу. Волнуюсь как семиклассник.

— Здравствуйте, меня зовут Максим, — представился я и едва заметно, с кивком, прищелкнул пятками тапочек. Гусарская выходка. Но ее оценили.

— Здравствуйте, здравствуйте, меня Анной зовут. Можно Аней.
Женщина была хороша. Может чуть широковаты плечи, но это совсем не портило ее. Высокая. Лицо красивое, милое. Грудь большая и явно приподнятая топиком что был на ней одет. Обтягивающие лосины давали возможность оценить ее ноги и бедра. Возраст я не смог определить. Можно и до 35, а можно и за сорок. Анна тоже меня изучала взглядом, только делала это более откровенно.

— Ну что же, у Ули хороший вкус. Рада! Ну что, прошу ко мне, стол готов. Откушаем что послано нам.
— Не церемонимся, усаживаемся за стол. Продолжим наше знакомство.
Я, на правах мужчины, разлил напитки. Маша и я предпочли коньяк, Анна попросила налить виски с колой и положить ей в бокал лед из ведерка. Выпили. Тут же, попросив налить еще, Анна предложила выпить на брудершафт с переходом на «ты». А после третьей, уже немного захмелев, первой пригласила меня на белый танец. Музыкальные композиции были длинными. Мы долго танцевали, едва прижимаясь друг к другу. Я все еще не знал как вести себя с ней. Следующей была Уля. Сразу же после первых па, зашептала мне на ухо, что у Ани очень чувствительные ягодицы и соски. На мой вопрос, мол а где ее самое чувствительное место, не колеблясь ответила — клитор. И засмеялась.

Прервавшись на очередной тост, мы выпили. Выйдя с Анной на очередной танец, я положил руки на ее ягодицы и стал слегка поглаживать их. Она на мгновение замерла, сбившись с ритма и тут же животом и грудью крепко прижалась ко мне. Гладя ее попу, понял что Аня без белья. Маша, сидя на диване с коньячным бокалом, весело прокомментировала ситуацию, а потом запросто предложила пройти в третью комнату, пока неведомую мне из-за плотно закрытой двери. Взяв напитки, я пошел за женщинами. Третья комната была необычной. Сначала она показалась совсем пустой. Ну разве что красивый пуф в углу, пара больших плотных подушек на полу, большой телевизор на стене, закрепленный на поворотном устройстве и не большой полкой с мультимедийной системой. Маленький, очень низкий столик завершал обстановку. Пол был застелен дорогим ковровым покрытием с высоким ворсом. Комната блистала чистотой. Расставив на столике напитки, мы расположились на полу. Уля села по турецки перед столиком напротив меня, от чего стали видны ее черные трусики, что впрочем ее ничуть не смущало, а мы с Аней, взяв подушки, расположились полулёжа на полу. Молчание нарушила Уля:

— Аня, ну не томи, что нового у тебя из фильмов?
— Мой репертуар может смутить Макаа, — повернулась ко мне Анна.
— Да ничуть, — отвечал я, — мальчик уже большой и кое-что в жизни повидал.
— Есть новинка из БДСМ, но на любителя. Очень жесткий. Есть легкий фемдомчик. Ну и два полнометражных фильма с пеггинг-любовью.
— А фемдомчик с сюжетом?
— Да нет, отдельные сцены отдаленно напоминающие сюжет. Но диалоги на русском языке. Барышни и парни русскоговорящие. Девки хороши, парни так себе. Диалоги забавные. Ладно, тогда с фемдомчика и начнем. Сережа, налей всем пожалуйста.

Я подчинился. Пультом Аня включила телевизор и выбрала нужный фильм. Я успел оценить богатство фильмотеки по длинному списку на экране. На экране началось действо. Одна из женщин принуждала лизать ей свою кису другую. Молодая отказывалась, но более крупная старшая женщина, уложив ее на пол, встав над ней, все-таки принудила ее лизать. Выглядело это эффектно. Выпив, мои дамы отставив бокалы, начали целоваться. Никогда ранее не видел вживую как целуются женщины «по-настоящему». Через минуту рука Ули была уже в трусиках у Ани. Причем, было явно видно, что Уля не церимонится с ней, явно доминирует.Мне стало неуютно. Дело в том, что глядя на крупные планы на экране и ласкающих друг друга женщин на ковре рядом, я начал возбуждаться. А скрыть это в коротких шортах было невозможно. И это не ускользнуло от внимания Ули. Оставив Аню, приникла ко мне, подарив глубокий французский поцелуй языком и мокрыми после Ани губами, потом опрокинула меня навзничь на пол, еще раз наградила поцелуем, на который я уже отвечал как должно, со страстью, привлекла к нам Аню, стянула рывком ее трусики, и, как было на экране, усадила ее мне прямо на лицо. Анин крупненький клитор оказался прямо у моего носа. От её малышки пахло земляничным мылом и чем-то женским. Она приподнялась, переместилась вперед и стала доступна для ласк языком и губами. Я начал ей делать куннилингус. Уля же, стянула с меня шорты, потом, попутно оценив как предельно смелые, сняла с меня мои трусики и проглотила мой член. Именно проглотила, так как её губы касались лобка у самого основания моего дружка. Да разве можно так! Несколько таких фрикций и меня чуть не взорвало практически сразу ...из члена начали выступать капельки...

— Вот так сюрприз, — произнесла Уля, — тихо, тихо, лежать! Аня должна кончить.
Ане надоело быть неподвижной, и она начала скользить по моему лицу, практически насилуя мой рот и нос. На всю длину своей промежности. От клитора до своего ануса, разнося свои соки, от которых киса уже хлюпала.Она была предельно возбуждена, поэтому при каждом фрикционном движении, а это были именно фрикции, она издавала негромкие крики. Но когда подошло время кончать, Аня не сдерживаясь заголосила, впечатав свою промежность, свою кису в мой рот. Ее трясло и подбрасывало, влаги было столь много, что я вынужден был ее сглотнуть...

— О боже, вот это да! Подожди, милый, я еще, — и она опять тронулась в путь, наращивая темп. Что делала Уля, я не видел, только слыщал сначала негрмкие, а потом все нарастающие по звуку и темпу шлепки, можно было только догадываться.но было не до того. Конец опять был столь же взрывным. Настолько, что Аня описалась.

... Играла музыка. На большом экране, правда с отключенным звуком, по прежнему мелькали обнаженные тела. Я не
всматривался в сюжет. Аня была в ванной. Мне тоже хотелось туда. Уля улыбаясь смотрела на меня:
— Ну что, заставил девку обоссаться?
— Да я то... Мое участие было минимальным.
— А я от оральных ласк так не кончаю. Приятно, нравится, даже прошу ласкать меня, но взрыва нет. Завидую ей. Ты иди мойся после Ани, а мы тут приберемся. Потом я уделю внимание ей, ты можешь не участвовать, не надо, но за это время промойся хорошо. Клизму делал когда-нибудь? Можем помочь. Ну разберешься, джентельмен.

— Попробую разобраться.
— Как подготовишься, посиди за столом, мы тебя позовем. Телевизор посмотри, я поставлю что-нибудь возбуждающее. Ну все иди. Видишь как цветет твоя красавица, а я тоже хочу так расцвести.

После душа, вся пунцовая, с улыбкой на устах, шла Аня, прекрасная в своей наготе. Поровнявшись, стыдливо чмокнула меня и проскользнула в комнату в объятия Ули...

Через полчаса я уже чистый во все отношениях сидел за столом, прикрывшись столовой накрахмаленной салфеткой, едва прикрывавшей меня. На экране две женщины мощно и жестко имели какого-то распятого, с задранными ногами, мужиченку в зад и рот огромными черными членами на кожаных трусиках, плотно облегающих бедра и зад. Дамы, лица которых были скрыты масками, из чего я сделал вывод что это любительское видео, работали синхронно, погружая одна страпон в зад до шлепка лобка о его задранные ягодицы и другая в рот до половины. Из задницы, когда член шел назад вытекала смазка, а изо рта текли слюни. Мужик при каждом ударе хрюкал и издавал хныкающие звуки. Из глаз, прикрытых полумаской, текли слезы. Ни фига себе они его, подумал я, как завороженный глядя на экран.

— Ну-ка, хорошь сопли пускать, шире рот разевай, гаденыш, — закричала та, что сношала его в рот.
— И жопу, жопу расслабь. Я тебя предупреждала, что будет если не устроишься на работу. Я тебя предупреждала чтоб не шарился по своим поганым порносайтам?!

— Ыыыыы, мммммм, — мычал мужичок...
— Меняемся!
Женщины вышли из мужика и стали меняться. Мужик громко рыдал. Поменявшись, та что стала сзади, начала смазывать свой страпон, потом присела и поправила тот отросток, что был в ней. Слышно стало как включилась вибрация. Другая тетя насильно раскрыла рот страдальцу, брызнула туда какого-то спрея, затем подняла с низкого столика (Стоп! Я же видел этот столик!) какой-то предмет и вставила его в рот несчастному. Это был расширитель. Камера наехала на крупный план. Значит есть еще кто-то. Вот ведь! Между тем процесс продолжился. Сначала ввела член, застонав от предвкушения, женщина сзади, после чего мужичек расплакался, ну а затем в рот вошел и второй.

— Ну как, возбуждает? — голос Ульяны прозвучал неожиданно. Я ведь так и залип у экрана с бокалом в руке, потрясенный увиденным.
— Ты зря испугался, зайка, — на вошедшей женщине я увидел это! На ней был страпон! Первый настоящий который я видел живьем.
— Ну-ну, не пугайся, он не такой как те, а меньше. Как он мне идет? Правда смотрится великолепно. Пойдем со мной. Ну же! Не бойся. Аня уже кончила от него и теперь нам хочется поиграть. Ты любишь играть? Тсссс! Дай мне руку. В это время мужик на экране рыдая, закричал и отчаянно засучил ногами.

— Видишь как он кончил, — и взяв меня за руку, повлекла в спальню.
Было очень темно. Окна комнаты закрыты плотными жаллюзи и она освещалась только мерцанием экрана.
— Ну как кино, я тут случайно домашнее поставила, — полюбопытствовала Аня, — там мой бывший. Хорошо мы тогда его. Даже Лара поучаствовала.Она снимала на камеру. — Да он до смерти перепугался глядя на это. Видишь?Успокойся, милый, давай выставим все приоритеты, я немножко приврала тебе описывая в поезде наши с Аней отношения, на самрм деле она моя рабыня и это я обучила ее всему, Для нее, Я, Госпожа Нелли, возможно и ты сможешь меня так называть, если заслужишь, а я тебя буду называть Машей, зайка, ведь у тебя такая красивая фамилия, и она залилась звонким смехом.

Я действительно был напуган. И в смятении. Настолько, что позволял с собой делать что угодно. А меня тем временем спиной уложили на кровать (откуда она?) и мои руки уже были в браслетах и заведены за голову в направлении к углам кровати.

— Не бойся, не надо. Тебе понравится. А захочешь большего тогда и обсудим. Выпрями ножку. Вот так!
Щелк, ноги одна за одной были окольцованы и между ними была вставлена широкая металлическая перекладина с дополнительными кольцами по краям, которая не позволит свести вмести ноги ни при каких условиях. Зажегся свет. И вот вам мизансцена. Кровать, как я понял была частью встроенной мебели, оформленной под сплошную стены. Весьма оригинально. Я был прикован к ней руками, ноги распяты, а с потолка спускалась красивая цепь через крюк люстры, который был и блоком. Ульяна в страпоне выглядела пугающе-восхитительно. Черные кожаные трусики с вызывающе торчащим членом. Аня только входила в упряж, вставляя в себя внутренний толстый член с крупной головкой. Вставила, поводила ягодицами, проверяя как он разместился, и затянула ремешки трусиков. Черный лиф-топик она не снимала и в сочетании страпона и лифа выглядела просто потрясающе. Я испытал приятное томление. Слегка заныл пах.

— О, видишь как мы ему нравимся вот такими! Ожил сокол.
Уля подошла ко мне.
— Тут вот какое дело. Мы тебя хорошо смажем, будем ласкать и ты кончишь. Поверь, это будет суперфинал. Бинго! Но для этого нужно всем постараться. Если ты по каким-то причинам кончишь раньше, то это не будет причиной нам останавливаться, мы кончим в любом случае. Это первое. Второе — нужно максимально расслабиться, пропуская член в себя. Сопротивление может вызвать боль, а возможно и травму. Мы будем входить таким образом, чтобы не было угла между членом и анусом. Третье, если ты передумаешь, то поздно, мы тебя возмём силой. Это не обсуждается! Да, вот еще, при сношении может пропасть эрекция, в этом случае это нормально, ты все равно кончишь. Ну и если регулярно проводить такие сеансы, но простатит тебе не грозит. Ну, готов? Аня я начинаю, иди к нему.

Аня переместилась к моим ногам, а ее место заняла Уля. Наклонившись, он стала целовать меня. Все сильнее и сильнее, а моего ануса коснулись пальцы Анны. Одной рукой она мне не спеша стимулировала мой набухающий член, а другой пальцами разносила смазку, касаясь дырочки и осторожно надавливая на нее. Пальчик неглубоко провалился. Я прислушался к ощущениям. Пальчик Ани согнулся, поиграл, и вошел на всю длину. Идя назад, Аня сделала пальцем «иди ко мне», касаясь какой-то точки, от чего мой член заслезился крупными каплями жидкости.

Уля подошла к моему изголовью, но Аня остановила ее.
—Госпожа, на память...
— Ну ты и ссучка..
Пальчик освоившись резвился в моей попе. Необычные ощущения сначало настораживали, но потом стали доставлять удовольствие. Видя это, Анна вошла в меня двумя пальцами, которые быстро освоясь, заплясали резвыми бесенятами. Потом она перешла на фрикции ими, вводя то горизонтально, то вертикально. Растягивала дырочку для вторжения чего-то более весомого.

Уля появилась в моем поле зрения с экстримкамерой, закрепленной у нее у правого уха. Не успел возразить, как Аня сказала:
— Интересно будет. Да и нам страховка, не напрягайся.
А я уже поплыл. Низ живота подводило, сознание затуманено, член был мокрым от выделений и секрета простаты.
Ульяна залезла на кровать и встала надо мной. Какое зрелище! Не опускаясь, взяла меня за ноги и еще сильнее согнула меня, придержав их предплечиями. А руками развела мои ягодицы:

— Правда красавчик, смотри какой гладенький!
Пальцы исчезли. Послышался звук вскрываемой упаковки презерватива. Безопасный секс, мелькнула мысль.
Что-то гладкое коснулось ягодицы, переместилось и уперлось в анус, слегка надавив на него. Полился лубрикант, разнося приятный аромат.

— Максик, расслабся, а когда скажу, потужся немного, чтобы анус раскрылся. Понял?
Я сжал и отпустил ягодицы. Член, его головка опять уперлась в дырочку, давление усилилось, она до боли растянула мои булочки. Инстинктивно сжал сфинктер. Аня шлепнула меня и я, как бы извиняясь, потужился. Головка проскочила сфинктер и замерла. Потом чуть назад, снова вперед, замерла, давая мне освоится. Еще чуть вперед, коснувшись бугорка простаты, ушла назад и вдруг весь член, целиком ворвался в меня, заполнив до отказа. Я сжал ягодицы, но получив опять шлепок, постарался замереть и успокоится. Воздуха не хватало, ловил его ртом, который тут же был запечатан влагалищем Ульяны. Все! Попался. Сладкий плен! Лобок Анны запечатал меня сзади, плотно прижавшись к моим ягодицам, а киска Ули припечатала меня к ложу...

Она лицо моё просто истрахала, превзойдя все ранее. А вот Анна начала со спокойного и размеренного ритма, постепеноо наращивая его. В ней и во мне заработали вибраторы. Черт возьми, я чуть не заскулил. Помешал шабаш Нелли над моим ртом и носом. Анна таранила меня на всю длину ее члена, ее лобок громко шлепался о мои ягодицы. Боли, которой боялся, не было, было лишь чувство максимальной переполненности. Гель, которым меня смазали, был специальным для анальных игр. Он с толикой анастетика.

Уля начала кончать, орошая меня. Есть такие вот мокренькие женщины. Не сдерживая себя, она кричала, впечатывая меня в ложе. Потом, кончив, сползла с меня и начала целовать мое мокрое от сока лицо.

— Госпожа Нелли, давайте перевернем его. Плохо чувствую его. Страпон покинул меня, опустошив в буквальном смысле. Дырочка осталась открытой, туда попал прохладный воздух. Женщины отстегнули одну ногу и перевернули меня, заново пристегнув. Теперь я лежал грудью на ложе, полустоя на коленях, призывно выставив свой зад. Для удобства Нелли, пока Анна сняв сбрую, добавляла туда для себя еще и анальный плуг, подложила под мой пах подушки, а затем, подрочив потерявший упругость мой член и восстановив его наполняемость, затянула у основания и на яичках лассо. Полюбовалась и, не удержавшись, вошла в меня пальчиком. Я сжал сфинктер и она, озоруя, ловко выдернула его. Но когда я расслабил его, так же ловко вошла и поскребла подушечкой место где находилась простата. Я, замычав, прореагировал и охватил ее палец колечком, не выпуская.

— Госпожа, этим лучше будет! — с этими словами Аня начала пристраиваться сзади, положив руки на верхнюю часть моих ягодиц. Опять головка, чуть большая, прикоснулась к анусу. Опять я, хоть и ожидал, но непроизвольно сжал его, но получив шлепок, открылся и чуть потужившись, пропустил член в себя.

Анна, не останавливаясь, прошла до конца, прижалась лобком и потянула меня на себя за бедра. Мне захорошело уже только от мысли что женщина во мне, а не я в ней! Аня взяла темп. Ее, член пару раз выскакивал из меня, что вызывало острую досаду на ее лице. Мой конец в такт ударам, терся о подушку. Во мне разгарался неконтролируемый пожар. Я закричал, давая понять что могу кончить. Уля выдернула из под меня подушки, и Аня продолжила меня месить. Минута, вторая, пятая... Аня подала голос, удары усились. Она буквально натягивала меня на свой страпон. Госпожа Нелли, желая ускорить развязку, задрала на ней топик и стала сильно хлестать ее ро груди и попке, страясь попадать в такт фрикциям Ани и выкрикивая

—Как тебе мой подарок, шлюшка!
— Аааааааа, ииииииихххх... Еще, еще... Ммммммммм... — Анна кончала. Громко, мощно, страстно, насадив меня на свой поршень двумя руками и не давая пошевелится... Через минуту оргастические схватка утихли и она выпустила меня из своих рук, а потом и вовсе вышла из меня. Зад мой пустовал недолго. Он и закрыться не успел. Охнуть не успел, как оказался опять заполненным. Уля, распалясь от зрелища кончающей Анны, сразу взяла в карьер. И когда в страпон одеться успела. Она наносила короткие, но глубокие удары, предельно проникая. Пальчики ее царапали мне попу. Мне уже ужасно хотелось кончить. Анна, видя мой затуманенный взгляд, просящий финала, обошла кровать, и сев напротив меня, начала гладить меня, беря в руки мое лицо. Потом подвинулась вперед и раскрывшись, опустила мое лицо прямо в свою очень крупную и мокрую пещерку:

— Побалуйся пока Машенька, теперь ты моя подружка.
Я зарылся во влажную мякоть, уткнувшись носом прямо в бритый лобок. Иначе голову не удержать. Высунув язык, я старался как можно глубже проникнуть в ее естесство. Анна одобрительно повиливала попой, подавая себя навстречу языку. Ей нравилось. Возбуждение после оргазма спадало, и тихая ласка ей была очень кстати.

— Кончаююююю, — заголосила Нелли, увеличивая темп. Анна привстала, отстранилась, и чуть прогнулась вперед, Нелли схватила ее соски, стала мять и выкручивать их, поочередно шлепая тто правую, то левую грудь Ани . Вниз живота хлынул огонь такого нестерпимого жара, такой остроты, что я не сдерживаясь закричал, ладонями собрал из под себя всю простынь, и изверг из себя столько спермы, вытекающей медленой струёй, что Анна, отстранилась, впечатав в меня опять свое лоно. Меня с полминуты колотило. Волна за волной. Такого оргазма от простого секса не бывает. Это последствия игры с простатой, ее стимуляции.

Госпожу Нелли тоже долго не отпускало. Не выходя из меня, навалилась и так замерла. Я чувствовал как струйки ее пота стекают на меня...

Через час, помытые и отдохнувшие, мы сидели в большой комнате и пили коньяк, заедая его виноградом. На большом экране крупный план проникновения в меня. Волнующее зрелище борющейся головки страпона с моим анусом и моё перепуганное лицо.

— Максим, ну и как тебе все это, — поинтересовалась Уля, кивая на экран
— Просто здорово. Нет, я серьёзно, никогда так не кончал. И не кончу! Но видео очень уж компрометирующее.
— Ну мы все постараемся. Кончать ты будешь регулярно. Ты ведь поживешь у нас какое-то время, не оставишь нас. А видео нам всем на долгую память.

— Да, конечно... Отпуск... Поживу.
Я все же был взволнован.
Шло время, на экране крупные планы сменяли друг друга. Я просто рдел от стыда и и неловкости.
И тут звонок в дверь. Анна выходит в коридор и очень скоровозвращается с молодой женщиной. Я запаниковал, пытаясь найти пульт от телевизора.

— Вот Маша, знакомся, Лара. Не беспокойся, она из числа посвященных и она очень хочет тебя. Сегодня. Сейчас.
— Но... Но мы же так не договаривались, это подстава какая-то!
— Смирись и не бойся. Сделай так, чтобы им понравилось. Или... Ну ты видел видео с «муженьком» Ани. Мы же тебя только обкатали, сняв на видео. Хорошее видео. Откровенное. Так что делай правильные выводы и добро пожаловать в нашу сплоченную семью феменисток, — она громко засмеялась, — А я на дачу приготовмть все для того, чтобы ты смог называть меня Госпожой Нелли..

Она залпом выпила фужер вина:
— Забирайте его девочки. Он ваш.. Завтра ко мне на дачу на смотрины. Да, после общей пробы будут смотрины и посвящение в рабы, тогда ты назовешь меня Госпожой Нелли, а я тебя" моей машенькой". У вас, зайки, все с собой?

— Да, Госпожа Нелли, свои страпоны, кляпы, расширители и плуги мы принесли. А он ничего. Смотрите как его заводит такой секс, — девица кивнула на экран с моим мокрым членом.

— Да, не будем терять время, выпьем немного с Максиком, и он нам кое-что сделает.
— Ну, не буду вам мешать, начинайте. А ты, Максик, будь умницей, и девочек не разочаруй. Кстати, он отличный лизун...
И махнув на прощание мне рукой, моя хищница удалилась.
И я понял что попал!!! Ой попал...
...
Я закрылся в ванной комнате и уже с полчаса не выходил оттуда, несмотря на требования моих будующих мучительниц. Пока мои старые знакомые прощались с ними, успел туда проскользнуть. Бранились девки, сыпя угрозы, громко, употребляя такие выражения, от которых бы я еще недавно покраснел. А угрозы были такого содержания, что заставляли задуматься о своём ближайшем будущем. Шпингалет, на который я закрылся, долго противостоять натиску не мог, но раззадорившиеся любительницы нестандартных соитий, в гневе не учитывали это. Но прошло не более минуты шпингалет вылетел от удара, и тут же удар в корпус заставил меня согнуться пополам, потеряв дыхание. Шея попала в железный замок и меня, на слабеющих ногах, куда-то поволокли...

Я опять лежал на животе с задранной вверх задницей. Шевелить мог только ступнями ног и кистями рук. Во рту был резиновый кляп, из под которого набегала слюна. Прошло уже много времени с тех пор, когда меня оглушенного мощным ударом, приволокли в комнату. Мои шея, ноги и руки затекли. Неудобство позы заставляло желать быстрейшей развязки, хотя понимал что она будет унизительной, а возможно и болезненной.

Раздался звук открываемой двери и комната наполнилась голосами вошедших женщин.
— Лара, боюсь без тебя я бы не справилась.
— Успокойся, Мы здесь, и теперь наша задача наказать этого клоуна, а заодно получить удовольствие. Смотрите как он соблазнительно смотрится в такой позе.

— Хорош!
— Да? Ну вы ты будешь против если я первой позабавлюсь с этим, эээ, Машей?
— Нет конечно.
Послышался шорох одежды и я понял, что мои дамы раздеваются.
— Хорошие девки достанутся ему, сладкие. Я сама не прочь покувыркаться с вами. Послышался сочный шлепок и кто-то, смеясь, взвизгнул.

— Оооо! Да у Лара всё с собой? Можно посмотреть?
Шуршащий звук пакетов сменился возгласами удивления:
— Нифига себе! Вот это да! Думаете он сможет?
— Детка, а ты как полагаешь? Конечно!
— Я таким никогда не пользовалась. Тут внутренний размерчик такой не слабый, а уж внешний! И правляется одним пультом?
— Да. Вот смотри.
Раздался жужжащий звук.
— Класс! Увидит, сознание потеряет!
Слушая эти диалоги, я сильно взволновался. Еще бы! Женщины еще готовились, когда одна из них подошла ко мне со стороны головы. Я лежал (или стоял?), закрыв глаза в ожидании своей участи.

— Максим, ты ослушался хозяек и будешь наказан. Подчинись и делай всё что тебе говорят, тогда всё будет нормально. У нас нет задачи нанести тебе увечья, но ты должен помочь нам в этом стремлении.Открой глаза! Женщина, стоявшая обнаженной передо мной, была прекрасна своей нежной красотой. Линии тела, фигура, лицо были идеальными.

— Нравлюсь? Спасибо!
Член! Член, который был огромен и вздыбливался у нее между ног! Я не мог так сразу определится в размерах, но он реально вдвое был больше тех игрушек, которые мне предлагали женщины в этой квартире! Гигантская колбасина, с очень крупной головкой, вся черного цвета, крепилась к таким же черным кожаным ремням, образующих конструкцию, схожую с женскими трусиками, которые очень плотно охватывали бедра, пояс и промежность женщины, удерживая и гиганта, и ту часть, что была погружена внутрь тела. За пояском, что вокруг талии, размещался элегантный пульт с множеством кнопок. Член был очень массивным, ибо не торчал призывно вверх, как на предыдущих хозяйках, а свисал под значительным углом под своим немалым весом.

— Ты не волнуйся, воробушек, по поводу его размеров. Ты даже не представляешь насколько широко можно растянуть твою попку. Да, советую не кончать. Кончив, ты превратишься в бревно, а нам этого не надо. Договорились? Хотя до этого ли тебе будет... Готова?

— Да, — ответила Аня, и я почувствовал прикосновение ее руки.
— А где камера?
— Где-то на столике, подожди, Ларчик. Все, нашла.
Теплые ладони легли на мои ягодицы, массируя их. Руки Ани были мягкие, движения неторопливые, выразительные. Амплитуда движений тихонько возрастала, движения рук уже охватывали нижнюю часть спины и бедра, а чуть позже и внутреннюю поверхность их. Я приоткрыл глаза. Лара, со своим дьявольским инструментом, так и продолжала находится в поле моего зрения. Встретившись со мной взглядом, многообещающе улыбнулась и подойдя ближе, присела, касаясь монстром моего лица:

— Оцени его мягкость и теплоту. Как? Нравится? — держа его двумя руками, водила им по моему лицу.
Монстр действительно был мягким и теплым. А она, отойдя в сторону, уже неторопливо, боясь повредить, раскатывала неимоверно растянутую резинку, которая распространила вокруг ягодный запах.

Массируя меня с тыла, Лариса наконец-то нырнула пальцами между ягодиц и впервые коснулась моей дырочки. Я сжался. Почуствовал как на ягодицы и в ложбинку между ними струйкой льётся лубрикант, а ласковые руки разносят его по телу в нужных местах. Опять пальчик уткнулся в дырочку, но на этот раз, не встретив сопротивления, ворвался внутрь и закуролесил там, извиваясь чертёнком. Резвясь пальчиком, Лара, стоя чуть сбоку, наклонилась вперед, ее грудь коснулась спины, а губами несколько раз едва коснулась моей шеи, заставив меня поёжится и выгнутся, открываясь для ласк. Пальчик массировал мою желёзку, заставляя «плакать» мою головку. Эрекции не было, хотя я уже ощущал прилив возбуждения. Лора уже тем временем обрабатывала дырочку двумя паличиками.

Пальчики исчезли, но я не успел разочароваться. Более прохладные руки Ани, легли на мои ягодицы и сильно развели их. Почти сразу что-то скользкое коснулось моего ануса и я ощутил давление на него. Ожидая этого, я тут же расслабился и шалун Ани вторгся в меня. Она прижалась пахом ко мне со всей силы, буквально натянув меня на свой член. Я ощутил вибрацию члена, котороя сначало показалась болезненной, но это ощущение очень быстро прошло. Женщина начала движения, медленно, но глубоко пронзая меня. Мне было хорошо, но вдруг все исчезло.

— Кышь, малая, дай-ка тётке поработать!
Я замер. Слышал чвякующие звуки наносимой смазки на ее член, потом ощутил льющуюся смазку на мою попу. Несколько сильных шлепков по моей заднице заставили меня вскрикнуть:

— Выше жопу подними, выше! И не вздумай задницей крутить, порву. Понял. Не вижу!
Я затряс головой.
— разведи ему ягодицы пошире. Да брось ты камеру, носишься с ней как угорелая.
Аня, зайдя спереди, уселась, раздвинув ноги так, что моя голова оказалась между ними, а ее член уперся мне в лицо. Перехватив его рукой и отведя в сторону, чтобы не мешать мне, нагнулась вперед, упершись грудью и руками максимально открыла меня для вторжения.

Голова монстра уже тыкалась, ища вход. Лара, со знанием дела, водила им по скользкой от смазки ложбине от яиц до копчика. Наконец голова замерла у дырочки и надавила. И хотя был расслаблен, ожидая вторжения, и даже, боясь что своим сопротивлением поспособствую своему травмированию, подался навстречу этому движению женщины, желая чтобы она скорее вошла в меня и этот вход не был бы мучительным. Но не тут-то было! Я был слишком узок. Лара, отстранилась, поводила головкой вокруг и снова пошла вперед. Под ее сильным давлением я, не удержавшись, пошел вперед и член выскользнул из ложбины, из-за чего Лара боднула меня пахом и выматерилась:

— Блядь, держи его крепче!
— Давай!
Давление на анус стало гораздо сильнее. Такое ощущение, что я сидел на баскетбольном мяче. Возникла резкая боль в сфинктере, отчего ямзавилял жопой.

— А ну не дёргайся, скотина! — заорала она и принялась бить меня по заднице.
— Шире, шире жопу ему открой!
Ягодицы рвали в стороны с такой силой, что стало больно. Кто-то пальцами проник в меня, занося больше смазки. И снова голова чудовища уперлась в меня. Я инстинктивно завилял жопой и сжал сфинктер, но давление не уменьшилось, а Лара свирепо зарычала:

— Жопу, жопу расслабь. Порву ведь сученка.
— Максик, расслабся и тужся со всей силы, помоги ей, — это уже Аня рассочувствалась...
Лора, рассверипев, схватила меня за бедра и стала натягивать меня на монстра, головку которого Аня удерживала напротив моего ануса.

— Ммммм! — во весь голос замычал я, чувствуя, что под неукротимым напором анус открывается, пропуская голову этого дракона. Было очень больно, я начал дергаться, сучить ногами и собирать руками простыни, что были под нами. Атака не прекращалась. Я буквально трещал по швам. Боль заполонила сознание. Голову мою коленом припечатала Лара, навалившись на мою спину.

Внезапно давление пропало, оставив чувство небывалой заполненности.
— Все, все. Успокойся! Прошла головка. Отдохни. Привыкни к нему. Потом пойдем дальше. Дайте ему успокоительное!
— Какое? — удивилась Аня
— Не знаешь как мужика успокоить? Дай ему полизать, он и успокоится!
— Может перевернуть тогда его, я бы сверху села на него?
— Нет, не сейчас, я еще не вошла в него, вдруг заупрямится и ему смотаться захочется, — засмеялась Лара, — Давайте уже продолжим.
Голову мне приподняли и сняли кляп. Потом повернули так, чтобы я смотрел вперед, и подложили под подбородок упругую подушечку. Не успел я привыкнуть к такому положению, как передо мной возникла восхитительная писечка молодой женщины, с коротко подстриженными черными волосками, которая, повозившись, приблизилась ко мне так, что я уткнулся лицом в ее пещерку. Не дожидаясь приглашения, попытался ласкать её языком. Было не очень удобно это делать.

Пока шла эта возня, я немного пообвыкся с наличием в заднице змея, но как только Валерия возобновила давление, двинувшись вперед, почувствовал движение гигантского поршня, который растягивал своей головой кишку. Меня охватила паника, я опять начал сучить конечностями и пытаться вертеть головой. Но теперь голова была зафиксирована ногами и руками Ани, а Лара опять навалилась на меня, удерживая в нужном ракурсе. Монстр прошел вперед небольшой участок и пошел назад. Голова его, возвращаясь, опять растянула анус и прижала простату, в первом случае вызвав боль, во втором вызвав обильное отделение жидкости из моего болтающегося члена. она не дала ему выскользнуть и, добавив смазки, опять пошла вперед. Поршень пошел по стенкам цилиндра. На этот раз проникновение было более глубоким. У меня дыхание спёрло. Все, это предел. Лара сдав назад, вернулась. Постояла и сделала несколько фрикций.

— Ну как ты? Видишь, все нормально. Половина моего малыша уже в тебе. Расслабся. Можешь даже своим дружком потерется о простыни. И не забывай про Аню. Вон она скучает. Разве можно так расстраивать девочку?

Она качнулась вперед, потом назад. Вперед-назад... Фрикции были неспешными, ровными и без рывков. С минуту такого темпа и я почувствовал легкое возбуждение. Этому способствовало и постанывание Ани под моим языком. Но тут я был уверен, что она лукавила, подыгрывая мне и Ларе. Мне никак не удавалось сосредоточится на куннилингусе, так как меня более занимало состояние моей задницы.

Фрикции по прежнему имели ровный ход. Мне стало более или менее комфортно под ней. Я расслабился. И вдруг, неожиданно, её член двинулся вперед! Я закричал. Рот Аня мне заткнула, двумя руками впечатав лицо в свою промежность. Этот гигант так заполнил меня, что казалось будто это поезд из метрополитена по какой-то случайности заехал не в тот туннель. Лара с Аней навалились на меня, силой удерживая в позиции.

— Тихо, тихо! Все хорошо! Еще чуть-чуть осталось. Потом приноровишься и тебе понравится.
Двигая тазом, мучительница делала возвратно-поступательные движения, по миллиметру, раз за разом, погружаясь все глубже и глубже. Я зашелся. Нет, не от боли, ее практически не было, а от страха. Сколько еще может принять мой зад, настолько ли он безразмерен, чтобы приютить такого гостя без ущерба для организма?

Я не сразу заметил, что лобок Валерии прижался к моим ягодицам. Она полность легла на мою спину, плотно и сильно прижавшись ко мне:

— Ну вот мы и дома, дурачок.
И она начала то, ради чего все это и затевалось. Сначало медленно и осторожно, нанося глубокие удары, вытягивая член почти на всю длину, а затем, еще добавив лубриканта, начала буквально месить меня, нанося короткие, но мощные удары, плотно прижимаясь к мне и хлопая своим лобком о мою задницу, в которой, хлюпая и чвякая от обильной смазки, носился гигантский поршень. Не поверите, но я начал ловить кайф, особенно когда эта дьявольская голова оказывалась у входа в мою попу. А от звукового сопрождения, описанного выше, я уже чувствовал себя едва ли не женщиной.

Минут через пять (если честно, то я потерялся во времени) она сменила темп на медленный, а затем остановилась и
медленно-медленно вышла из меня, вытянув полностью свой член, который при выходе издал неприличный звук:
— Меняем позу. Переворачивайте его.
— Лара, классно ты его, я завелась, глядя на вас...
Меня отстегнули. Я не сопротивлялся. Заодно рассмотрел в нормальном положении и гиганта, и хозяйку, которые только-только были у меня в гостях и еще, видимо, не раз побывают. Монстр на ней, подрагивая, блестел и переливался от обильной смазки.

Итак, меня подготовили ко второй части Марлезонского балета.Лара без особого напряжения задрала мне ноги так, что я являл собой положенную на бок латинскую букву «U». Не успел я освоится с такой позицией, как на моё лицо пролился лубрикант, который был ловко рукой распределён по всей его поверхности. Я заворочался от неожиданности:

— Тихо, тихо! Тссссс. Так надо.
И тут же юная дива встала над моей головой, явив взору всю прелесть женского лона. А уже через секунду, поёрзывая, она, дива, уже пристроилась на моём лице, замерла и положила руки на мои задранные ноги.

Лара, судя по звукам, обновляла смазку на своём гиганте, в полголоса переговариваясь с другой женщиной. Я почувствовал руку на своей ягодице, потом вторую. Руки поглаживали мои полушария, а потом развели их:

— Аня, подержи их так, видишь, попочка подзащитного уже закрылась.
Я, напугавшись, заворочался под попой молодой женщины.
— Тссс, — произнесла она, придавливая меня промежность, — ничего страшного, Лара легко откроет тебя.
Лара руками пристраивала страпон к моей многострадальной дырочке, водя членом от основания моего члена до самого копчика. Прикосновения скользкого члена все равно волновали меня. Уздечки, а их две оказывается были, неприятно сдавливали мошонку и основание члена. Вот она остановилась и уперла свою анаконду точно в розетку ануса.

— Дыши чаще. Анка, привстань чуток, дай ему воздуха.
Я почувствовал как под давлением головки раздался анус, пропуская, но всё еще сопротивляясь, чудовище в тоннель заднего прохода. Голова медленно преодолевала его. Я чувствовал что член изгибался и выскальзывал из рук хозяйки. Продвинувшись примерно до середины, монстр опять вызвал приступ боли. Слезы потекли у меня из глаз и я задёргался. Понимая, что эта боль может пройти только тогда, когда более чем крупная головка полностью проскочит узкость ануса, я натужился и насколько можно подался навстречу чудовищу. От этого движения голова вдруг проскочила и сильно надавила на простату:

— Какая умничка! А ты азартен, Максик, быстро уловил!
Лара остановилась и, подождав немного, начала головкой бодать простату. Девочка на мне, видя что дело пошло на лад, начала двигаться на моем лице, совершая длянные скользящие фрикции, буквально катаясь на моем лице своими попой и писей.

Пободав простату, и видя что меня это растащило, Лерин экспресс двинулся дальше, неспешно пробираясь вглубь моего естества. Дойдя до конечной станции, мне опять показалось что под давлением этого поршня, у меня выпадут глаза, и уперевшись в мои ягодицы лобком, Лера вдруг включила оба вибратора. Ощущения нереальные. Сначало показалось что в задницу мне кинули лопату раскалённых углей, но потом, жар разошелся по всему паху и наполнил низ живота нестерпимой сладострастной ломотой, от которой я, не сдержавшись, громко замычал и глубже зарылся в скольскую от лубриканта и соков женскую промежность.

Лара тоже, издавая сладострастные стоны, припустила в карьер, нанося сначала короткие и частые удары, а потом беря меня на всю длину своего гиганта, меняя направления и ритм, порой переходя на вращательные движения тазом, на которые видимо живо отзывался младший братишка чудовища, спрятанный глубоко в хозяйке, вибрируя и корчась в ее лоне.

Первой кончила аня. Судороги так долго и глубоко били её, что едва не сломала мне шею своими бедрами, охватывавшими моё лицо. задница Лары работала как отбойный молоток, и просунув вперед руки, приняла в них её груди, а заодно часто целуя в шею кончиками влажных губ и дразня ухо своим язычком.

У тираневшей меня женщины сбилось дыхание, Она рывком натянула меня на страпон, практически выдернув из под попы Анечки и матерясь замычала на высокой ноте... Потом завалилась на меня и замерла, периодически вздрагивая всем телом, охая и всхлипывая.

А Анечка продолжала трахать меня в рот и неожиданно кончив, вдруг описала меня...
— как хорошо-то! А?
— Зачётно получилось.
Женщины закурили.и мне дали сигарету.
— А ты, Машенька, что скажешь? — ну не молчи!
Я затянулся. Что скажешь, что скажешь... Им хорошо, а во мне кипит всё. Мало того так оттрахали, что еле отмылся, так еще и кончить не дали. И вслух:

— А что сказать? С женой бы вот так, но не сразу конечно, а потихонечку, постепенно, можно наверно. Но...
— Что НО?
— Что-что!? Мужьям тоже кончить не даёте? Бедные парни!
— Иди ко мне мой сладкий, иди к тёте. Тётка пожалеет! — с этими словами Лара потянула меня за руку, отчего я встал с дивана и сильной рукой был усажен ей на колени. Я вскрикнул, задница все же побаливала. Ну иди сюда, еще кое-что покажу. Сюрприз. Уверен, такого не видал. Привлекла меня к себе, обняв за попу, а потом рывком поставила перед собой на колени.

— Смотри! — и широко развела ноги.
На меня, под гладким лобком, из складок больших губ, частично скрываемая капюшончиком, смотрела... большая виноградина, ярко-розового цвета, теперь хорошо заметная на смуглом теле хозяйки. Клитор был сантиметра 3—4 в длину. Как я его не увидел? Хотя когда? Везет мне сегодня на крупные клиторы, но этот был явно выдающимся.

— Посмотри какой? А когда он эрегирован, вообще чудо! Иди ближе. Ну иди, говорят. Как тебе?
Да уж. Замечательный инструмент! Я смотрел на него как зачарованный. После Нелли, моих ласк ей, клитор прочно вошел в мое сознание как самый интересный и нужный инструмент для удовольствий.

— Я не видел такого, честное слово!
— Да верю, — засмеялась хозяйка уникального прибора, — верю. Давай-ка я приберусь тут.
С этими словами женщина вынула из
упаковки несколько гигиенических салфеток и тщательно протерла промежность.
— Видишь как мы тут с тобой набезобразничали. Теперь другое дело. Иди ко мне.
Крепко взяв меня за затылок, она приблизила мое лицо к своей промежности.
— Хочешь потрогать? Потрогай. Да не пальцем же, бестолковка! Язычком трогай! Языком! Что ж ты такой глупый. Вот так. По капюшончику, по головке, теперь вокруг веди. Нежнее. Ещё. Не надо как морковью по тёрке. Вы дураки считаете что чем сильнее лизать, тем лучше. Так, вот так! Можешь ведь...

Я делал как она велела. Через некоторое время, под моими ласками, эта виноградина стала напрягаться, расти в длину и уже скоро в моем рту торчал маленький членик с выраженной головкой! Лера урчала как киска у печи, регулируя руками мои движения. Под члеником находилось большое влагалище, куда периодически хлюпая проваливался мой язык. Там всё еще было очень много влаги после той гонки, которая устроила хозяйка.

— Подожди я лягу. Иди сюда. Быстрей!
Она легла на диван, ноги остались на полу. Я расположился межу ними и продолжил нежно ласкать ее клитор.
— Подожди, теперь ты ляг на спину.
Я подчинился. Схватив подушку она подложила мне ее под шею так, что моя голова оказалась слегка закинута назад.
— Учись Анька! — и она оседлала мою голову. Но не так все просто. По ее команде, я смочил слюной свои губы, а она, не сразу попав, ввела между ними свой членик.

— Лежи смирно, я сама, — и начала трахать меня, постепенно приходя в экстаз. Машин инструментик был гораздо меньше, он постоянно выскальзывал из губ, а этот молотил меня как швейная машинка, ни разу не выскочив из моего рта.

Кончила она быстро, замерев и давая мне возможность поработать языком во влагалище, так как после оргазма клитор стал гиперчуствительным и прикосновения к нему даже языком стали болезненными.

— Анютка, дай же ему уже наконец кончить!
— Девочки, сразу предупреждаю, чем бы вы не грозили, при первом же прикосновении к головке я кончу.
— Размечтался!
— А может его еще в зад трахнем?
— Не надо в заааад.....
— Давай, плуг ему поставьте, чтоб привыкал. Его же Госпожа Нелли истрахает теперь сама и своей секс машиной .
Ночь была тревожной, с дурацкими сновидениями. Проснулся уже поздним утром, и к своему удивлению в другом месте, оказалось, что я уже на даче Госпожи Нелли . Спал бы еще, но очень хотелось в туалет. Выйдя из спальни, очутился в просторной гостинной, .За столом сидела Ульяна просматривая видео.

— Машенька, ты не смущайся, — Она вышла из-за стола, одета она была потрясающе. Вернее потрясающе раздета. Черное бельё выгодно подчеркивало белизну ее крупного, но гармоничного тела, а то немное что было на ней, скорее показывало чем скрывало ее интимные места:

— Я внимательно смотрела видео, ты там прекрасен, такой беззащитный, покладистый. А эти слезки... Очень возбуждает. И твоя попка. Она такая...

Подойдя ближе, она обняла меня и подарила томный долгий поцелуй, а затем, приблизив маленький кроткий ротик с пухленькими губками к уху, едва слышно прошептала:

— Я ждала тебя... Я так хочу тебя... Всего...Теперь ты мой...вернее "моя Машенька", моя девочка! И я всегда буду первой. Сзади...

Добавить комментарий


Poker Face, 39 лет

Харьков, Украина

Дроч рассказ конечно. Но написано неплохо)