BDSMPEOPLE.CLUB

Пси.

Вот умеешь же, блять, умеешь. Никому до Тебя не удавалось. А Ты так невзначай — опачки! — пришёл да и ломанул систему. Вполне в Твоём стиле.

«У моего чувства вины нету нервных окончаний», говорила я. «Если бы они не выгорели дотла, я бы просто не выдержала», говорила я. «Отвращение? К себе? Моя любимая игрушка», смеялась я.

— Ну посмотрим, — сказал Ты.
А потом включил ужас и боль на полную катушку, на тот режим, в котором уже не до игр и удовольствий. Сколько ни смеялась я в начале, а итог всё равно прижал в углу, где я уже щетинилась загнанным зверем, одуревшим от воплей инстинкта самосохранения в мозге, глубоко забившим на все эти культурно-тематические фальшивые установки, воя от страха, пожирающего во мне остатки Человека.

Но когда, гонимая жаждой выжить, из меня полезла моя истинная сущность, — осклизло-хитинистая, хелицорово-членистоногая, огрызающаяся на каждый удар и брызжущая ядом на каждое слово, — ты ничуть не испугался.

Просто взял за шкирку, да тыкнул носом прямо в моё собственное гнилое нутро, как щенка в позорную лужу.
— Ну вот, посмотри, что ты такое на самом деле. Давай, давай, открой глазки пошире. Понаблюдай. Погляди, как ты себя ведёшь. Мерзкое зрелище, правда? Хуже раздавленного насекомого.

А я что? Я уже не рычу и не вою. Я уже тихо плачу, утирая ядовитые сопли. Ну потому что зрелище-то реально не ахти. И стыдно, и горько, что позволила себе такое по отношению к Тебе. Хреновая из меня саба, да. И жена, наверное, тоже.

Поднимают головы самоненависть, комплексы, сомнения — словом, всё, что было заботливо похоронено под тоннами Твоей странной любви и рассчётливой заботы. А уж эти ребята знают, как убедить меня в том, что я плохая, очень плохая.

И вот, казалось бы, когда хуже быть не может, Ты припечатываешь сверху:
— А ведь могла бы поступить иначе. Лучше.
И объясняешь, как именно.
А я просто сижу и молчу в ступоре. Потому что правда — могла бы. Будь я сильнее и благороднее — могла бы. Но нет. Позволила же тварьей натуре взять верх. А ведь могла бы. Ради Него.

Это самое «бы» добивает окончательно. Просто размазывает по всей комнате невыносимым чувством вины, у которого разом воскресли все нервные окончания. Жжёт изунтри, разрывает дикой болью, от которой никуда не деться.

И вот я уже сама ползу за наказанием, словно ломающийся наркоман за спасительным обезболивающим:
— Ну пожалуйста!.. Ну самое суровое и жестокое!.. Ну хочешь — до гематом, до крови! Ну хочешь — до нервного срыва! Хочешь — и до смерти можно! Только не оставляй меня тонуть в море отвращения к себе, не оставляй наедине с желанием брезгливо растоптать саму себя, словно недораздавленного таракана! Что, что мне сделать, умоляю, скажи!

— Хм. Что сделать, говоришь? Не кричать.
И каждая полоска рассечёной кожи уже и не боль, и не удовольствие. Удары отсчитываются волнами облегчения. Легче. Легче. Ещё легче. Очистительные слёзки смывают последние остатки разъедающего яда с души. Фух.

Скулящая мразь получила по заслугам — и баланс восстановился. Теперь уже не так хуёво.
А Ты уже баюкаешь меня в руках, гладишь, размазывая кровь по заднице и приговаривая:
— Как же я тобой восхищаюсь. Ни одного крика. Даже не застонала. Какая же ты у меня стойкая и сильная. А с виду совсем хрупкая — и не скажешь...

А я лежу на твоих коленях и думаю. Схема-то какая незатейливая выходит. Вывести нижнюю на эмоции =» довести до оголения острых зубок =» развернуть еблишком к зеркалу, чтобы ахуела от того, насколько нелицеприятным окажется отражение =» добить замечанием «а могла бы быть лучше» =» всё, нижняя в полном ахуе от собственной мерзотности, сама уже умоляет выбить из неё всё, что только можно =» ну, милосердная порка, разумеется =» а потом няшки-обнимашки, которые будут восприниматься воспалённым сознанием чем-то более священным, чем Благословение Небес и более желанным, чем сама жизнь.

— Знаешь, — говорю уже слегка остывшая, мирно лежащая на Твоей груди через много минут после действа, — а ведь ты можешь по такой схеме привязать к себе кого угодно. И без всякого БыДыеСэМу.

— Спасибо, кэп, — фыркаешь в ответ. — Разумеется. Классический кнутопряник. Схема стара как мир, и надёжна, как старые праворукие японцы.

— Не такой уж классический. Одно дело — бить кнутом извне. Натравлять внутренних демонов — совсем другое.
— Кнут остаётся кнутом, из чего бы он не был сделан. Да и о пряниках можно сказать то же самое. Ладно, давай уже спать.
Я послушно засыпаю после вечернего поцелуя на ночь и вижу во сне, как меня насилует какой-то троюродный племянник Пирамидоголового с огромным ножевым лезвием вместо члена. Я чувствую, как металл, вспоров мягкие ткани, скребёт по моей лобковой кости, а кончик лезвия ритмично высовывается из окровавленного пупка.

— Нравится, — не спрашивает, но утверждает насильник откуда-то сверху при каждом толчке. — Нравится. Нравится, нравится, нравится нравитсянравитсянравитсянравитсянравится...

«Да, — улыбаюсь я про себя, отдаваясь калейдоскопу кровавых сновидений. — Нравится.»


Добавить комментарий


Dionaea muscipula, 27 лет

Санкт-Петербург, Россия

Прекрасный текст, спасибо-спасибо прям)

Его цепная птичка, 29 лет

Москва, Россия

Dionaea muscipula, 27 лет
Санкт-Петербург, Россия

Вам спасибо, что оцениваете)

Rotten Apple, 32 года

Киев, Украина

Его цепная птичка, психодел от двара лучше бы подошел к тексту))

Его цепная птичка, 29 лет

Москва, Россия

Эппл, у меня раньше был ник Taai Liira)))

у Попа была собака, 33 года

Москва, Россия

Самое забавное, что тут слабая точка не в этой защитной реакции в виде хитиновой твари (ох, какие лохматые лешие живут во мне), а вот это вбитое когда-то, но по сути недостижимое желание быть "хорошей девочкой". Но мы стесняется в себе не привитого, а природного. Просто потому, что природное нас научили скрывать, как прячут исподнее.

Его цепная птичка, 29 лет

Москва, Россия

у Попа была собака, 33 года
Москва, Россия

Не могу согласиться. Наоборот, мне всегда хотелось быть плохой. Чтобы меня боялись, но уважали.
Слабая точка здесь в том, что я стараюсь быть для Него полезной и комфортной. И вдруг провафлилась.

у Попа была собака, 33 года

Москва, Россия

Его цепная птичка, а быть комфортной и полезной - это Ваше личное желание или его требование?
Вы строговаты к себе... Мне кажется, все идёт по плану и в нужном направлении. Если я хоть в чем-то понимаю...)

Его цепная птичка, 29 лет

Москва, Россия

Его цепная птичка, а быть комфортной и полезной - это Ваше личное желание или его требование? (с)
——————
Моё желание)
А насчёт плана — да, хотелось бы верить. Спасибо за поддержку)

safari, 45 лет

Москва, Россия

Именно "осклизло-хитинистая, хелицорово-членистоногая, огрызающаяся на каждый удар и брызжущая ядом на каждое слово" и имеет право жить. Единственно ценное и настоящее, как я вижу.

К⭕шка Царaпка, 34 года

Москва, Россия

Слово «блядь» является связующим между пиздой и мозгом?
Без мата можешь изъясняться или местный шаман не дозволяет?

Его цепная птичка, 29 лет

Москва, Россия

safari, эта хитинисто-хелицеровая живёт и высоко Им ценится)
Но права развевать на Него свои клыки — не имеет.

Его цепная птичка, 29 лет

Москва, Россия

Кошка, нет там слова «блядь». Если слово «блять».
Буковки различать не умеешь или съехавший на ебло парик нормально читать не позволяет?)