BDSMPEOPLE.CLUB

Бухгалтер любит бондаж

Очень жаль, что нельзя мыслью двигать предметы….

Сегодня солнечный день, и что то произойдёт. Что то светлое и хорошее. Хотя, тут как посмотреть. Давайте, наверное, познакомимся. Зовут меня Маргарита, лет мне уже за сорок, хотя выгляжу я, в принципе, наверное, моложе. Знаете, таких как я называют мужики “сочная пышечка”. Хотя может пышечка это громко сказано. Просто не худая. Ну может самую чуточку пополнее, чем просто не худая. Зато у меня полный пятый, вот! И задница классная. Ну, со скидкой на возраст конечно же. Наверное похудеть всё же бы чуть стоило. Я ещё я главбух, главный экономист и финдиректор в одном лице. И не где нибудь, а, не удивляйтесь, в частной психиатрической лечебнице “Асгард”. Хорошее такое место, денежное, да и люди милые и не бедные. Безобидные тихие психи в основном. Но есть у нас тут один персонаж интересный очень. Молодой парень совсем. Мальчик прямо. Кукол вяжет. Вот натурально вяжет. Берёт барби, и заворачивает её в зюзю просто. Уж я на его “работы” налюбовалась.

Я его спрашиваю, мол, зачем это делаешь? Зачем куклу связал опять? А он мне - так это не кукла, это дама пиратская, а сам я, говорит, пират. Ну дурачок, и дурачок, что с дурачка взять то.

Вы спросите, что вообще за мальчик этот, и чем он меня заинтересовал так. Ну так я же до конца про себя не рассказала. Одинокая я женщина, одинокаяяя… А всё почему, да потому, что ни один нормальный мужик мои желания не поддерживает, и не разделяет. Даже попробовать никто не хочет нормально. А мне может хочется себя почувствовать туго спелёнутой маленькой девочкой, трепещущей перед таким вот, прости господи, “пиратом”. А они… не могу, не хочу, давай просто трахнемся… Ну вот что тут будешь делать? Совсем у народа фантазии нет.

Как то я к нему подошла, он рисовал сидел, каракули какие то.. Такая чушь, если честно.
- что рисуешь? - спрашиваю.
- корабль, пиратский корабль - и улыбается мне. Он тихий, может свободно в сад ходить. Ну и мне, в общем то, сюда можно.
- а кукол то зачем вязал? - спросила я, и увидела как он покраснел. - расскажи мне.
- а Вы никому не скажете? - он поднял на меня кристально чистые глаза.
- нет, клянусь весёлым роджером! - я полусерьёзно, полушутливо, приложила руку к груди.
- весёлым роджером??? - глаза пацана округлились, - откуда вы знаете?
- я всё знаю, - подмигнула я ему, - моя прапрабабка была пиратской дамой. Я знаю, зачем ты их вяжешь.
- да ну! - он смотрел на меня, открыв рот
- ну да, серьёзно, - я заговорщически зашептала ему на ухо, - потому что пиратских дам положено крепко связывать, прапрабабка мне про это рассказывала.

Каюсь, я кое что про него читала, хоть это и не предполагалось для чтения посторонними, и поэтому прекрасно знала все мысли в его голове, благо их было не так много. И так уж случилось, что мысли эти будили внизу живота такие чувства, какие до этого не будил ни один мужчина мира. Возможно, конечно, что клиника потеряла в моём лице замечательного пациента. Но не суть важно. Важно то, что вот такими мимолётными встречами, полушёпотами и намёками я добилась своего - он считал меня потомственной “пиратской дамой”. А раз я “пиратская дама” - значит меня можно и нужно связать! В его голове эта бредовая цепочка обретала уровень непробиваемой логической связки и, собственно, я ничего не имела против.

Сегодня солнечный день, и что то произойдёт. Что то очень приятное для меня. Я всё продумала, продумала отлично. Да, я могу собой гордиться. Сегодня последняя суббота месяца, а значит “тихих” отпускают на денёк домой. Моего мальчика тоже. Мне кажется он уже достаточно мной обработан. Долгий звонок возвестил начало выходных, и психи потянулись к воротам. Мне некуда спешить. Большинство встречают родные, но не моего мальчика. Он, как и всегда, пойдёт долгой проселочной дорогой к остановке. Странно это конечно, но мне на руку.

Мой лексус догнал его перед самой остановкой.
- подвезти? - я приспустила стекло и посмотрела на него с хитринкой, - до города далеко, автобус ходит редко.
- а можно? - он смахнул пот со лба, на улице было реально жарко.
- конечно, садись, - я с готовностью распахнула двери прохладного салона.
- хорошо, что Вы меня подвезёте, конечно, - он вдохнул, - очень жарко и душно сегодня.
- как твоё настроение, о чём думал сегодня? - осторожно спросила я, когда он сел.
- о пиратах, - он повернулся, - вы мне говорили, что пиратки сами хотят, чтобы их связывали, это правда?
- конечно правда, - я старалась, чтобы в моём голосе не было фальши. - я вот, например, хоть всего лишь потомок пиратки, тоже хочу.

- жаль, что я не пират. - он вздохнул
- ну, никто пиратом не рождается, - я усмехнулась, - пиратами становятся по своему желанию, пираты - свободный народ.
- я бы хотел стать пиратом… связывать пираток… - он снова вздохнул, - доктор говорит, что это “навязчивая идея”.
- откуда ты знаешь, что это правда? - не судите меня строго, но мне действительно было плевать на его доктора. Да и на самого мальчика по правде говоря, чьё имя я так и не запомнила.

- ну он всё таки доктор…
- я думаю, что главное учиться, и всё получится. - я усмехнулась, - как твои успехи?
- я смог сделать обвязку как вы мне сказали. - он нахмурился, - я хотел показать её вам, но пиратскую даму забрали.
- вот, молодец. Но я тебе уже говорила, что это не пиратская дама, а кукла.
- не настоящая? - он задумчиво взглянул в окно на пролетающие мимо поля, - не настоящая, - то ли вопросительно, то ли утвердительно закончил он.

- тебе нужно связать настоящую пиратскую даму. - я мысленно усмехнулась.
- где ж её взять? - он посмотрел на меня, - сейчас уже нет пиратов, и пиратских дам тоже.
- а хочешь…. - моё сердце учащённо забилось, - хочешь меня связать?
- вас??? - его брови поднялись так высоко, что исчезли под низкой чёлкой. - а можно???
- конечно, - я постаралась ответить как можно холоднее, но внутренне ликовала, - хоть сейчас.
- а у меня получится? я же только кукол…
- конечно получится. Можем заехать ко мне на полчасика и попробуешь. - я замерла.
- мне домой вообще надо… - видно было, как он борется с собой. - ну на полчасика разве что.
- ну вот и хорошо, - улыбнулась я, поехали.

Мой дом встретил нас полуденным зноем. Плиты двора, казалось, сейчас расплавятся. Было всего десять утра, но жара стояла такая, что мы взмокли, едва вышли из прохладного салона машины.

Я прошла на кухню и заварила нам кофе. В кофе, и себе и ему, не жалея, плеснула коньяка. По сути в чашках плескался коньяк, едва разбавленный кофейным вкусом.

- пей.
- а что это? ром?
- ну почти, - я рассмеялась, - подожди, сейчас я приду.

Я зашла в комнату и разделась до белья. Потом подумала, открыла дверцу шкафчика и достала оттуда узкие чёрные латексные шортики и такой же топ. Одела. Критически осмотрела себя в зеркало. Всё же моя фигура далека от эталонов красоты. Бока нависали над узкой поясной резинкой шорт, грудь вроде выглядела ничего, но я знала, что это только благодаря топу. Потом разделась полностью, грудь, большая и тяжёлая, тут же отвисла. Но пусть лучше будет так. Мне на него впечатление какое либо производить незачем. А титьки он мне обвяжет, я учила. Я вышла к нему.

- ой, а что это вы… - он выглядел растерянным, - а почему вы голая?
- жарко, - сказала я, - ты допил кофе, готов?
- допил…. - он с интересом меня разглядывал, - а чем вас связывать? у вас есть что-то?
- конечно есть. - я открыла тумбочку и показала ему на бережно собранный инвентарь - там верёвки и скотч. В достаточном количестве.

- и как вас связывать? - он задумчиво покрутил в руке верёвку, - как вы хотите?
- как я последний раз тебе показывала, - я начала терять терпение, - руки кистями вверх за спиной, локти вместе, ноги тоже вместе.

- хорошо… - он потянулся ко мне
- кляп! - я прикрикнула на него.
- а как же я узнаю, что вам надоело? - он отложил верёвку и взял рулон скотча, движения его были не сказать, что ловкие.
- что за глупый вопрос, я сама тебе скажу, когда хватит.
- как же вы скажете, если у вас будет кляп. - он искренне удивился.
- слушай, зачем ты задаёшь глупые вопросы? - я уже была возбуждена, взмокла, и помокрела. Меня ужасно раздражала его тупость. - не хочешь, не - связывай. И не быть тебе пиратом тогда.

- вы хотите начать с кляпа? - он задумчиво посмотрел на меня, - вы мне точно скажете, когда хватит, если у вас будет кляп? Как? Я не понимаю.

- да, чёрт побери, скажу через кляп! Давай уже. Не тупи… - я уже текла и сгорала от нетерпения.

Наконец он вроде решился и взял меня за подбородок. Хватка его оказалась на удивление цепкая. Я не удержалась, застонала, и, с готовностью открыв рот, начала ласкать себя руками.

Мальчик, полностью оправдывая звание идиота, взял слишком большой кусок ткани. Вообще в ящике лежала куча всего, что можно было бы использовать как кляп, но дурачок взял лежавшее рядом полотенце. Оно оказалось слишком большим и никак не хотело лезть мне в рот. Я думала опять одёрнуть его, но подумала, что не о таком, вот вообще не о таком связывании я мечтала. Я хотела быть послушной, хотела быть свинкой, хотела быть сучкой, которой бы вертел как хотел, сильный уверенный мужчина, я не хотела объяснять какому то дебилу, что полотенце слишком велико. Но, на удивление, пока я думала, оно всё таки влезло мне в рот. Не знаю как, но он, почти вывернув мне челюсть, смог его полностью затолкать. Дышать теперь я могла только носом. Было больно от слишком широко раскрытого рта. Сомкнуть я его уже не могла, полотенце набило рот так плотно, что уже мало походило на мягкую ткань.

Я ощупала своё лицо, попыталась пошевелить языком. Тщетно. С треском он размотал ленту скотча. Этот звук снова вернул мне возбуждённое состояние. Я застонала сквозь кляп и прикоснулась рукой к низу живота. Мальчик наложил мне на лицо полоску скотча. Я не успела подумать, что она не будет держаться, как лента скотча обернулась вокруг моей головы. Слишком сильно! Дискомфорт вывел меня из состояния возбуждения на краткий миг, но вот очередной виток ленты прошёл под самым носом. Я снова потекла, представив, насколько плотно и хорошо всё получилось. Но он не успокаивался, он обматывал и обматывал скотч вокруг моей головы, надёжно запечатывая рот. Наконец, когда вся нижняя часть лица оказалась обмотана толстым слоем скотча, он отложил рулон. Я кайфовала лаская себя.

Затем, в полусознании от тягучего удовольствия, я присела на диван, протянув ему свои ножки для связывания. Ноги нужно связывать раньше рук, потому что затекают в первую очередь руки.

Он, хоть и идиот, понял намёк, и начал с ног. Связывал он меня долго, кропотливо, и, как на мой взгляд, слишком туго, сильно и много. Видно было, что мальчик старается, но правда, вполне хватило бы связать ноги в коленях и лодыжках. Но он решил, что бёдра должны быть связаны минимум в трёх местах - под пахом, на середине бедра и над коленями. Так же и голени - он их тоже связал похожим образом. Под коленями, посередине и на щиколотках. Даже ступни и большие пальцы ног связал вместе! Мне было всё равно, мне было даже приятно, что он так возится со мной. Единственное но, он никак не мог правильно рассчитать силу, затягивал слишком сильно, витки верёвки тонули в теле, ноги уже начали затекать. Большие пальцы ног он вообще стянул так, что они тут же посинели.

- Мумммууум!!! - “ну зачем так сильно?!”
- что? - он посмотрел на меня, глупо хлопая ресницами, - я не понимаю.
- ммум - “ладно, хрен с тобой, потерплю”.
Мне было хорошо, мне не хотелось его прерывать. Я ласкала свои соски и внизу живота, ещё чуть чуть и я бы кончила.
Мальчик очень мягко прикоснулся к моим рукам, заводя их за спину. Дрожь прошла по моему телу, я знала что сейчас будет. Я сама выбрала способ этого экстремального связывания и долго его к нему подталкивала.

Он надел и застегнул у меня на шее широкий кожаный ошейник с колечком. Затем заломил за спину руку - локтем вниз, кистью к шее. Со второй рукой проделал то же самое. Связал вместе запястья и подтянул их к колечку ошейника. Мне стало тяжело дышать, я застонала от удовольствия.

Мои локти были растопырены в стороны, но я знала, что это ненадолго. Он накинул на них петлю и стал стягивать вместе. Я как могла, помогала ему, выгибала спину… Мне было хорошо… Но вот стало больно. Локти слишком сильно сошлись и дальше идти уже не хотели. В плечах заломило.

- Мммууумм! - “хватит!”
- что? - он остановился, - туже сделать?
- Ммуууммууум, ммуум, ммуууум!!!! - “какой туже, дебил, больно!”
- сейчас постараюсь, не знаю как получится - он как то перекинул петлю, перехватил, уперся мне в бок коленом и потянул конец верёвки всем телом, сильно, очень сильно! Верёвка скрипнула, локти сошлись, а кисти поднялись вплотную к шее.

- Муууууммммммууум!!! - “бляяяяяяяяяяядь!!!!”, ммумум мууум мууумм - “блядь, как больно, тварь, больно же, ослабь!” - мууум!!! - “ослабь!”.

- сейчас, сейчас, не сердитесь, сейчас зафиксирую.

Я почувствовала как вокруг локтей накладываются новые витки верёвки, ничуть не слабее чем те, что охватывали ноги. Что эти витки затягиваются каждый раз, как он продевает верёвку между связанными локтями и предплечьями, видимо стягивая их ещё больше. Мои руки превращались в монолит, предплечья и локти вплотную прижимались друг к другу, кисти он сильнее подтянул к ошейнику, и дополнительно начал обматывать торс, фиксируя к нему скрученные в обратной молитве руки. Мои плечи выгнуло сильно назад, грудная клетка подалась вперёд, выпячивая грудь. От адской боли из глаз брызнули слёзы.

- Муууумммуууум!!! - “отпустиии!!!”
- хорошо, плохо? я не понимаю… - он чуть не плакал от обиды и непонимания, дебил совершенно не мог понять моё настроение, а мне было уже тупо больно.

Скрученные за спиной в неестественной выломленной позе руки нестерпимо болели, болели плечи, ныли затекшие ноги.
- Мууум, ммууум! - “ну отпусти пожалуйста”, чуть спокойнее промычала я, пытаясь держать себя в руках.
- хорошо, сейчас… - он выглядел расстроенным.
Я почувствовала как он взялся за узлы и распустил их. На мгновение стальные объятия витков ослабли. Затем, со всей силы, вновь упираясь ногой, он их затянул заново. У меня было ощущение, что он сейчас просто переломает мне кости предплечий. У меня помутнело на мгновение в глазах.

- Мууууммммуууууммууу!!! - “отпустииииииии!!!”
- ещё туже???
- Мммммууууу!!!! - “неееет!”
- дааа???
- Муууууу!!! - “неееет!”
- ещё туже не получится, у вас и так кисти уже посинели, у меня силы столько нет. - затянув запястья он перешёл к другим узлам и тоже их подтянул, насколько позволяли силы. Если раньше сложенные за спиной в обратную молитву руки ощущались мною как монолит, то сейчас так стала ощущаться вся верхняя часть туловища, - всё, больше не просите, всё равно не смогу.

- ММуууум!!!! Мууууммм!!! ММуууммууум!!! - “тварь, дебил, конченный!!!” - я энергично закрутилась из стороны в сторону пытаясь сделать хоть что то. Сиськи, как два мячика, запрыгали в такт моим движениям.

- ааа, вот я глупый, - он почесал голову, - вы же говорили мне как то, что пираты очень любили связывать груди. Сейчас, секунду.
Прежде чем я успела опомниться, на мою сиську опустилась тонкая нейлоновая петля. Я не успела отстраниться, или сделать что то ещё. Мудак затянул петлю и моя правая грудь стала похожа на шар с соском. Буквально через секунду эта же участь постигла и левую. Затягивал он эти петли всё так же сильно. Тончайший нейлон впился в кожу, было очень больно, грудь почти мгновенно налилась кровью, увеличившись в размере и став пунцовой.

Мне было очень больно. Я всё ещё испытывала лёгкое возбуждение, но о удовольствии не могло быть и речи. Я сидела на краю дивана, словно перетянутая колбаса, не в силах пошевелиться. Адски болели вывернутые плечи, рук выше локтей я вообще не чувствовала. Связанные сиськи тёмными шарами торчали в разные стороны. Пальцы на ногах и ступни совсем потемнели. А напротив меня сидел и улыбался, довольный собой, мой мучитель.

- ну как вам? - он явно гордился своей работой, - правда туго?, как вы и учили.
- ммуум - “мудак”.
- а что теперь? помучить вас? вы говорили, что пираты связывали дам, чтобы мучить и пытать. - он вопросительно посмотрел на меня.
- Мммуум! - “нет!”, - я отрицательно помотала головой, “ммум!” - “отпусти!”, “ммууу…” - “пожалуйста…”.
Дебил понял мой жест по своему.
- не сейчас, потом мучить?
- Мууум! - “нет!” - я более энергично помотала головой из стороны в сторону.
- сейчас всё таки? - он огляделся по сторонам. - тут вроде ничего такого нет, чем вас можно пытать.
Я заплакала… Слава богу, я не додумалась заказать плётку-девятихвостку, о которой ему рассказывала, или кнут, или флоггер… Слава богу! Тут нет ничего такого.

- Ммуууу му... - “отпусти меня...”
- не расстраивайтесь, я что нибудь придумаю, - он поднялся, - посидите пока тут, я пойду поищу что то. Никуда не уходите, я скоро.

Он поднялся и легко, мальчишески, выбежал из комнаты. Я осталась одна.
Превозмогая боль я попробовала пошевелиться. Дело надо было брать в свои руки. Дебил меня не отпустит, пока не наиграется, я для него сейчас всего лишь очередная кукла, только побольше.

На кухне много ножей, если удастся до них добраться и перерезать верёвки… Я попробовала пошевелить пальцами на руках. Бесполезно. Они затекли и не двигались, точнее я даже не знала двигаются ли они. Я их просто не чувствовала. В любом случае это единственный вариант.

Я решила попробовать встать. Получилось далеко не с первого раза. И ещё я поняла, что если я упаду, вновь подняться я уже не смогу. Я попробовала сдвинуть ноги друг относительно друга, может получится сапёрным шагом дойти… Нет. Ноги были связаны как влитые. Тогда я попробовала подпрыгнуть. Получилось, но прыжок отозвался болью во всём теле, особенно в связанных сиськах, которые стали уже наверное в полтора раза больше их нормального размера.

По чуть чуть, понемногу, маленькими прыжочками я стала приближаться к кухне.
У меня дома много зеркал, ну люблю вот я зеркала - они везде, встроены в стены. В спальнях, коридорах, кухне, ванной. Мне нравится в них смотреть. Но то, что я видела там сейчас… Перетянутое витками тугих верёвок тело. По ногам витки идут от пальцев к паху примерно через равные промежутки, туго связывая ноги друг с другом, торс связан в верхней его части - спереди крест накрест, вокруг грудей-шаров, прижимая заломленные руки к спине. Участки тела между витками выпирают наружу тугими выпуклостями. Где то за шеей торчат потемневшие скрюченные пальцы кистей. Косметика расплылась и потекла. Вся нижняя часть лица замотана скотчем, кажется неестественно длинной из-за широко открытого заткнутого кляпом рта. При каждом прыжке связанные, налившиеся кровью сиськи, подпрыгивают словно мячи. Зрелище то ещё.

Путь на кухню показался вечностью. Часы на стене показывают 10.55. Выходит нет ещё одиннадцати. Выходит даже часа не прошло с тех пор, как мы приехали ко мне. Слава всем богам дверь была открыта. Ещё одно усилие, ещё одно… На столешнице в подставке стоят ножи. Я наклонилась и сбросила их на пол. Ножи выскочили и разлетелись по полу.

На кухне нереально жарко. Солнечная сторона, вся стена - одно сплошное окно, когда я строила этот дом, это казалось красивым решением. Кондиционер на кухне выключен и солнце раскаляет помещение до каких то нереальных температур. Я моментально взмокла, с меня буквально течёт. Верёвки впитывают влагу и противно поскрипывают, сокращаясь. Ничего, осталось самую малость. Я пытаюсь аккуратно опуститься на пол, но это, в моём положении, вряд ли возможно. Я упала, буквально, как мешок с дерьмом, на раскаленные плиты пола. Шлепок был громкий. Больно.

Я подползаю к ближайшему ножу, с трудом переворачиваюсь на спину и пытаюсь нащупать его пальцами. Боже, как больно, как сложно… Пальцы не хотят слушаться, я пытаюсь сжимать-разжимать кулаки. Кисти протестующе отзываются острой болью. Но результат есть! К пальцам понемногу возвращается чувствительность. Теперь бы нащупать рукоятку ножа…

Да! Теперь самое сложное, негнущимися пальцами развернуть нож так, чтобы распилить витки верёвки. Хоть какие то, хоть на какие попадёт. Воот! Почти получилось! Ну всё, тварь, я тебя закопаю за то, что ты со мной сделал. Сука. Убью. Дебил тупой. А я молодец, я хорошая девочка, я умни…

- а что вы делаете?
Я в ужасе замираю. Нет. Нет нет нет нет нет. Только не это.
- вам пират сказал оставаться на месте, вы пытались сбежать??? - он подходит и забирает из ладони с таким трудом добытый нож.
- ммуумммуумм!!! - “нееет!!”
- а вы знаете, что бывает с пленниками пиратов, когда они пытаются сбежать и их ловят? - он прямо с какой то по-детски наигранной строгостью это говорит, - их ловят и жууутко пытают, чтоб больше не сбегали.

- мммууумммууум ммуууммм ммуууммму!!!! - я что есть силы мотаю головой из стороны в сторону, “нет, я не пыталась сбежать, нет, не надо пыток, нет!!!”

- не пытались? - он выглядит обескураженым.
- мммм!!! - “неет!!!” - я что есть мочи мотаю головой.
- ну тогда я не понимаю, что вы тут делали. - он разводит руками.
- ммууум! - “отпусти!”
- не понимаю, - он смотрит на меня, - вы ушли из комнаты, пытались ножом перерезать верёвки. По-моему вы пытались сбежать и вас надо за это наказать. Так?

- мммуумм!! - “нееет!”, - я ещё энергичнее мотаю головой из стороны в сторону.
Меня пугает этот невольный садист, я не знаю чего ждать от него. Я пытаюсь отползти в сторону.
- значит нет. - тогда надо подумать мне, - он морщит лоб, - вот видите, как просто было бы, если бы вы не попросили кляп. Теперь догадываться надо…

- мммуммум ммму ммммум! - “ну так сними его дебил!”. - я пытаюсь гусеницей отползти в сторону, но получается так себе. Слишком туго я связана, пол скользкий от моего пота, надувшиеся сиськи мешают нормально упереться в пол…

- я понял! Это загадка! - его лицо светлеет. - вы ушли из комнаты, вы взяли нож, вы ползаете сейчас! Что это всё? Правильно - движение! Вы хотите сказать, что я слишком слабо связал вас, что у вас есть свобода движения! Ну да, вы и в комнате просили потуже… Вас привязать к чему то?

- ммуууум, ммуууууууууум!!, мум!!!! - “дебил, неееет! нет!”, я опять мотаю головой из стороны в сторону.
- ну а как ещё ограничить возможность двигаться, если ни к чему не привязывать? - он вопросительно смотрит на меня.
Мне страшно, я делаю невероятное усилие, плюю на боль в связанных надутых сиськах, переворачиваюсь на живот и гусеницей пытаюсь от него отползти. Он очень внимательно смотрит мне вслед и вдруг начинает смеяться.

- это подсказка! это подсказка! я знал, что вы со мной играете! - он хлопает в ладоши - вы можете двигаться, потому что сгинаетесь как гусеница, сгинаетесь в поясе, и в коленях! И вы сгинаетесь и разгинаетесь. И поэтому ползёте! Я вас обожаю, со мной никто так не играл никогда!

- ммум! - “иди в жопу!”
- да! это значит да! - он задумывается, - ну тогда всё просто, надо сделать так, чтоб вы не могли сгинаться разгинаться. Можно привязать вас к палке какой нибудь, чтоб вы всё время лежали ровненько, да?

- мммуууууууумуууум!!!! - “неееееееееет!!!”, - я отчаянно мотаю головой, если он это сделает, то у меня вообще не будет шансов.
- а да, простите, я забыл правило, вы же сказали ни к чему не привязывать. - он на секунду замирает а затем хитро(как ему кажется) смотрит на меня, - я знаю чего вы хотите. Вы хотите, чтобы я подтянул вам ноги за спину, тогда вы не сможете сгибаться, потому что уже будете согнуты! Я отлично придумал!

Он уходит в комнату и возвращается с длинной верёвкой. Подходит ко мне и переворачивает меня на живот. Я знаю, что он хочет сделать… Этого нельзя допустить. Ни в коем случае нельзя. Вот просто нельзя. Я должна дать ему понять, что я хочу закончить. Я должна достучаться до его спящего разума. Я начинаю мычать и извиваться что есть силы, верёвки впиваются в моё тело. Мне больно, но я продолжаю. Я бьюсь на полу, словно выброшенная рыба. Я верещу, как свинья, которую ведут на убой. У меня даже получается довольно ощутимо пнуть его.

- ну что теперь то??? - он смотрит на меня укоризненно. - я чувствую, что вы чем то недовольны.
- мммууууммум, муууммуумммм ммууммум муууум муууум, муууууууууууум! - “хватит, пожалуйста, мудило ты тупой, всё, наигрались и хватит, развяжи меня”.

- я не понимаю. - он растерянно смотрит на меня, - дайте подсказку!
Дебил, какая тебе ещё нужна подсказка, кроме той, что я уже полтора часа лежу как мясо в сетке. Я лихорадочно перебираю варианты. Нужна однозначная подсказка, думай Маргарита, думай, ты же умница, ты же всё можешь… Так, догадалась! Надо дать ему понять, что он зря забрал у меня нож. Так, вспоминай, куда он его положил. Кажется на тот столик. Да, точно.

- ммууум - “там” - я вытягиваю шею в направлении столика, и показываю на него глазами, там на краю стола лежит нож. Дебил ловит мой взгляд и тоже смотрит на столик. Секунду или две он по своему обыкновению тупит, а потом его лицо принимает виноватое выражение.

- а, извините пожалуйста, - он подходит к столу, - а я то думаю почему вы рассердились.
- ммум - “слава богу”....
Дебил небрежным жестом кидает нож в мойку и что-то берёт со стола.
- я просто так удивился, когда вернулся, что вы ушли, что совсем забыл за чем ходил, я же обещал вас помучить.
- ММММММММ!!!!! - “НЕЕЕЕЕЕТ!!!!” - я пытаюсь показать взглядом на мойку, но он уже не смотрит на меня.
- нетерпеливая вы какая, - он улыбается, - погодите чуть, смотрите что я нашёл. Вот это я взял у вас в кладовке. - он показывает мне короткий, едва ли в метр длиной кусок толстого металлического троса в силиконовой оплётке. Этот кусок остался у меня от большого троса, на котором я сушу бельё.

- МММ!!!! - “НЕЕТ!!!”
- терпение, - он любовно его гладит, - я помню, вы рассказывали про плётку девятихвостку, которой пользовались пираты, но у вас такой нет. Вот это будет вместо неё. Я тут завязал узелочек на конце, как положено всё.

- ММММ МММ!!!! - “НЕЕТ НЕЕТ!!!”
- да я вижу, что вам уже не терпится. Ну извините, я забыл, правда. - он улыбнулся, - конечно вы недовольны, обещал помучить, а сам забыл. Сейчас всё будет.

Я не успела ему ответить. Жестокий удар перечеркнул спину наискосок. От жгучей резкой боли всё тело выгнулось дугой. Я перекатилась на спину, и толстый трос в стальной оплётке впился мне в раздутые шарами груди, чётко поперёк, через соски. Я подпрыгнула над полом, извиваясь как змея на сковороде. Дыхание спёрло, крик застрял в глотке. Третий удар пришёлся поперёк живота, меня согнуло пополам, из ноздрей вылетели сопли вперемешку со слюнями. Четвёртый попал по пояснице, и меня выгнуло в обратную сторону. Я перекинулась на спину и секунду стояла на мостике, касаясь пола лишь макушкой и пальцами ног, пока следующий удар по бёдрам не заставил меня выполнить очередной кульбит. Дальше я не считала... Удары сыпались один за другим. Очень болезненные и сильные. В месте, куда попадал удар троса, тут же вздувался багровый кровоподтек характерной формы. Я чувствовала, что от непереносимой боли теряю рассудок.

Внезапно всё кончилось.
Я, не в силах шевельнуться, лежала на раскалённом полуденным солнцем полу и лишь надсадно дышала.
- может хватит? может тебя уже стянуть? - он отложил трос и взял верёвку.
Я не хотела ему отвечать, мне было очень больно. Всё тело горело, я не могла заставить себя шевельнуться. Багровые рубцы на теле саднили. Мной овладела апатия. Пусть делает что хочет.

Он перевернул меня на спину и обвязал верёвку вокруг живота. Как и всегда затянул очень туго, витки глубоко погрузились в живот, скрылись в его складках. Дыхание сразу спёрло. Узел он сделал в районе живота и протянул свободный конец верёвки у меня между ног, выведя его между ягодиц назад.

Я стала слабо сопротивляться.
- ммуум…. - “отпусти….”
- не переживайте, я всё сделаю очень хорошо и плотно, как вы любите.
- мммууууммууум! - “да отпусти уже меня!”- я попыталась вырваться, но он прижал меня к полу.
- всё сделаю хорошо, не стоит нервничать. - он сел на меня сверху и пропустил конец верёвки от ягодиц в петлю где то в районе заломленных к шее кистей.

Когда я почувствовала, что он пропускает эту же верёвку между лодыжек, то решила сопротивляться уже по-серьёзному. Я напряглась, выгнулась, но было уже поздно… Он протянул верёвку ещё раз в сторону кистей и потянул. Послышался характерный шуршащий звук натягиваемой верёвки, и мои ноги согнулись в коленях.

- мммуумммуууумм мммуум ммууумумм!!!! - “не надо, пожалуйста, прошу!”.
- да да, сейчас будет туже, конечно же это не всё. - он перехватил верёвку поудобнее, - а ну ка.
Он с усилием разогнулся, вытягивая верёвку, и мои пятки ещё сильнее подтянулись к спине. Тело слегка выгнулось.
- ну что, так лучше?
- ммуууммууумммму!!! - “нет нет нет нет нет!!!” - я энергично замотала головой из стороны в сторону.
- нет??? - я не видела его лица, но в голосе звучало искреннее удивление, - думаете можно ещё лучше?
Снова раздался треск протягиваемой верёвки. Моя грудь поднялась над полом, да так и осталась. Все витки верёвок, которыми я была связана ранее, впились в моё тело с новой силой.

- ну теперь то лучше? - услышала я у себя над ухом его прерывистый шёпот.
- ммууууммум!!! - “козёл!!!”, - но я решила не испытывать судьбу и закивала.
- Да!!! Я знал, что тебе понравится! - он ликовал, - давай ещё!
И прежде чем я успела заверещать, он потянул верёвку со всей своей силы. Визг мой, практически не успев родиться, оборвался хрипом. В глазах потемнело, жуткая боль растянутых связок пронзила всё тело. Несколько секунд я не могла вздохнуть. А он продолжал проталкивать верёвку толчками.

- да, да, давай, я в вас верю, ещё! ещё!
Верёвка уже откровенно трещала, все мои мышцы и кости были на пределе. А он всё тянул и тянул… Моё тело превратилось в один сплошной комок боли, жутко болела спина, колени словно кто-то выдирал из суставов. Я выла так, как никогда раньше, безостановочно. Мотала головой из стороны в сторону так сильно, что казалось, ещё чуть чуть, и она оторвётся. Откуда то издалека доносился его голос, но я не понимала что он мне говорит. Единственной моей мыслью было разогнуться назад. Перед глазами плыли разноцветные круги, весь мир мой обратился в одну сплошную боль, и я тонула в этой боли… И, когда казалось, что ещё чуть чуть и мой позвоночник просто лопнет, я почувствовала, что верёвка о что-то застопорилась. Застыла и я, как камень, как изваяние, пронзенная бесконечной нестерпимой болью. Я даже хрипеть не могла, дахание моё полностью пресеклось.

- ну всё, дальше некуда, эхх, надо было петли короче делать.
- ……..
- вы меня слышите? вы молодец, так сильно изогнуться, я даже не думал, что вы такая гибкая.
- ………
- ммм, - “тварь…” - едва слышно промычала я, на большее воздуха не хватало. Я не могла сделать вдох.
- как вам? - он заглянул в мои глаза, - хорошо, правда?
- мм, “нет”, - я покачала, насколько позволяло перетянутое тело, головой из стороны в сторону.
- да почему нет то сейчас???!! - от искренней обиды он прямо отстранился от меня, - ну туже уже и правда некуда, у вас сейчас расстояние от пяток до затылка - пара ладоней всего! да я такого никогда не видел даже на фото, что вы мне показывали.

- мм, “нет”, - я снова покачала головой.
- почему?
Почему? Ты хочешь знать почему??? На меня напала слепая злость, я постаралась набрать в лёгкие как можно больше воздуха, и заверещала сквозь кляп, замотала головой что есть мочи. Я просто впала в какое то исступление и не могла остановиться. Лишь когда я поняла что задыхаюсь, я прекратила и ненавидяще посмотрела на него.

- ну понятно, - спокойно сказал он, - как всегда вам мало. Понял я ваш намёк, что типо головой вы всё ещё шевелить можете. - он обиженно потянулся к ещё одной верёвке.

- ммм…мм... - “не.. не…”
Его рука схватила меня за волосы и я почувствовала как мне заплетают хвостик. Только хвостик это был такой тугой, что вся кожа головы болезненно и сильно натянулась. Ощущение было, словно мне разом сняли скальп.

- а вы подумали о том, как мы будем общаться? то вам кляп, то стягивание, теперь и голову просите зафиксировать… то хоть кивать могли.

С этими словами он запрокинул мне голову назад, и туго притянул хвостиком к локтям.
- мм… - “не надо”...
- попробуйте сейчас пошевелить.
Я попыталась кивнуть или помотать головой, но шея отозвалась предупреждающей болью.
- туже сделать?
- мм… “не..”
Вот непонятно теперь вообще ничего. - он укоризненно посмотрел на меня, - ну, зная вас понятно, что вам туже надо.
Я пыталась что-то сделать, но не могла. Я могла лишь тихо-тихо мычать сквозь кляп. Послышался треск разматываемого скотча, и широкая лента легла мне на лицо поперёк лба. Он обмотал скотчем мне голову, и, запрокинув её ещё сильнее назад, примотал скотчем к ступням. Я чувствовала ушами свои онемевшие пальцы рук. В поле зрения остался один потолок.

- надеюсь теперь вам всё нравится.
- ммм…”нет”, - я пыталась сделать хоть какое то движение, но не могла.
- я вас теперь не понимаю. - он скучающе посмотрел на меня. - я не знаю что ещё делать.
- мм...мм...мм..мм..мм.. “от...пу...сти..ме...ня”..
- а вы долго так собираетесь лежать?
- мм...мм...мм..“от...пу...сти..”.
- вообще, я у вас задержался, мне пора домой. Час дня почти.
Сладостнее и приятнее слов невозможно было себе представить, я облегчённо прикрыла глаза. Кошмар закончился. Наконец то он вспомнил, что у него есть семья. Давай уже наконец, не томи, отпускай меня и чеши к своей мамочке, ублюдок. Конченный. Господи… неужели всё, как ноет тело. Это невозможно терпеть. Я абсолютно неподвижна. Всё тело в огне. Я не чувствую ни рук, ни ног. Я ни секунды не могу больше терпеть, ну хватит тормозить уже, тебя ждут дома.

Он взял нож и подошёл ко мне. Я смотрела на него снизу вверх, моя заломленная назад голова ограничивала поле зрения куском стены с часами и потолком. Ну давай же, давай же, режь уже верёвки.

- ну, в общем я пойду, вот вам нож, - и он положил нож мне на лоб, - не знаю, не понимаю я, надоело вам так лежать, или вы кайфуете, короче сами освободитесь как надумаете. А я пошёл.

Я не поверила своим ушам. А когда поверила, испытала такой ужас, какого не испытывала ни разу в жизни. Я замычала, пыталась дёргаться. Мои глаза от переживаемого ужаса чуть не вылезли из орбит.

Он задержался в дверях и, развернувшись, улыбнулся.
- а вы так смешно глазки сейчас пучили. Ну, пока.
И ушёл.

14.00
Очень жаль, что нельзя мыслью двигать предметы….

Прошёл час как он ушёл. За час всё, чего мне удалось добиться - уронить нож. Но это было в самом начале. Я тогда ещё хоть на микрон, но, наверное, могла шевелиться. Я боролась, да. Иногда мне даже казалось, что я чуть сдвигалась… а может это был обман зрения. Сейчас уже всё. В кухне жарко. Нет, не так. В кухне ЖАРКО. Жара под пятьдесят наверное. Я лежу на солнце, пот стекает по мне ручьями. Верёвки пропитались моим потом. Они хрустят и потрескивают. Сокращаются от влаги.

16.00
Три часа, как он ушёл. Когда он меня связывал, я думала это больно. Когда он меня бил, я думала это больно. Нет. Вот сейчас больно. Болит вообще всё. Пот заливает глаза. Я чувствую, как превращаюсь в камень. Я пыталась бороться, шевелиться, но такое ощущение, что я словно в стальных тисках. Очень болят конечности и стянутые сиськи. Жара наверное спадает, но я этого не чувствую.

20.00

Я уже не соображаю. Я уже не человек. Кусок перетянутого мяса. Я наверное привыкла к боли уже. Уже не знаю может ли быть по другому. Работа, улица… это всё так далеко. Это другая вселенная. Даже лежащий где то под лицом нож, это другая вселенная.

00.00

Меня било в истерике. Ну как “било”. Беззвучно, без движения “било”. Я сходила с ума, напрягала все свои мускулы. Или мне так казалось, что напрягала. Не знаю.... Сколько мне ещё так лежать? Кажется прошла целая вечность. Миллиарды лет я живу здесь, на кафельном полу кухни…

04.00

Шумит кровь в ушах. Слух обострился наверное, я слышу как стучит моё сердце. Глубокая ночь. Я слышу ночные звуки. Где то проехала машина… Я впадаю в забытье.

08.00

Уже рассвело. Не знаю почему я очнулась.Может и не стоило… Начался новый день. Что он принесёт мне? Может меня найдут? На работе должны меня хватиться… Позвонят? Приедут?

12.00

Полдень наполнил кухню жарой. Наверное подо мной уже целая лужа пота. Воздух раскалён. Его, горячего, едва хватает чтобы дышать. Едкий солёный пот заливает глаза, всё что я могу - моргать, сгоняя его. Но даже это движение даётся мне всё труднее и труднее.

16.00

Помогите мне… Хоть кто то… Я больше не могу…

20.00

Нет, нет… нет… нет… не хочу… Почему я? Почему я здесь? Кто я? Как это произошло… А… меня зовут Лидия. Да. Вспомнила. Нельзя забывать, нельзя… ОТПУСТИТЕ!!!! ОТПУСТИТЕ!!!! АААААА!!!! АААААААААА!!!

00.00

Я не хочу, чтоб вот так всё кончилось. Я много плохого сделала, я знаю. Но я не хочу! Ну пожалуйста! И боль, боль, боль… бесконечная боль, пусть боль пройдёт. Я уже много часов её испытываю. Во всём теле, в стянутых ногах, вывернутых руках… Или мне кажется, что я её испытываю??? Я всё исправлю, дайте мне ещё шанс, помогите, я начну заново всё!!!

Чья то тень скользнула по окну. Я её скорее почувствовала, чем увидела. Но это определённо была тень.
00.10

- ну как, отлежалась? достаточно?

Он сидел передо мною как призрак из прошлой жизни, и грыз яблоко. Это воспринималось как что-то странное, непонятное. Живой человек. Грызёт яблоко. Он достаёт ноутбук и ставит его на стол. Так бывает?

- давай сюда перебирайся.

Он берёт меня как саквояж за ручку - за верёвку, стягивающую плечи с щиколотками, и ставит на стол рядом с ноутбуком. Человек мне смутно знаком. А, это тот, кто меня связал.

- рот открыть?

Я не могу ему ответить, я даже мычать уже не могу. Но я рада его видеть. Это человек. Живой. Он разрезает скотч, и верёвку, которая держит голову запрокинутой. Моя голова тут же бессильно обвисает. Но это хорошо, это первое моё движение за очень долгое время. Секунду я смотрю на свою распухшую, сиреневую до черноты грудь. Сиськи похожи на два здоровенных круглых чёрных арбуза. Он поднимает мою голову за волосы, поддерживает, но когда отпускает, она снова падает. Мускулы шеи настолько затекли, что я ими не управляю.

- что-то ты совсем слабенькая.

Он берёт скотч и снова приматывает мою голову через лоб к ступням, но на этот раз не настолько сильно её заламывая. Теперь я смотрю прямо, а не в потолок. Он разрезает скотч и с трудом выдёргивает кляп изо рта. Густые скопившиеся слюни проливаются из моего рта на стол.

- ну скажи что то, что ли.

Он усмехается и закуривает. Я не могу ничего сказать, не могу пошевелить языком. Только хрип вырывается из моего горла. И уголков рта на стол текут слюни тонкими струйками.

- ничего, можно подождать.

Он углубляется в свой монитор, пока что я его больше не интересую.

00.50

- по...мо...ги…

Слова с трудом выталкиваются из горла. Слюни всё ещё безконтрольно текут. Пузырятся на губах.

- чем тебе помочь?, - спрашивает он, не отвлекаясь особо от монитора.
- раз...вя...жи…., - я не могу ещё нормально говорить, вместо слов получаются какие то хрипы.
- развяжу. Если поможешь мне.

Он меня развяжет!!! Он лучший человек во вселенной. Самый лучший, самый умный, самый красивый!!!

- от...пу...сти…
- я же сказал, отпущу, но для начала, скажи ка мне код фонда “Асгард-детям”.

Что? Откуда, что ему нужно? А не всё ли равно. Код так код. Он самый лучший человек во вселенной, он меня отпустит.

- раз...вя...жи…
- сначала код. Или заткну тебя опять и уйду себе.

НЕТ!!! НЕ УХОДИ!!! СТОЙ!!!

- два….пять….шесть….два….два….де...вять……. - я называю шестнадцать цифр кода по очереди, и это забирает практически все мои силы.
- умница. теперь код фонда “Изумруд”

Да кто он такой? Зачем ему? Откуда он знает это???

- за….чем….?
- затем, что хочу вернуть детским интернатам то, что ты у них натырила, за время твоего нахождения на посту главбуха.
Я молчу. В фонде “Изумруд” вся моя жизнь. Всё, что я, гхм, заработала, с тех пор как… А что дети? Дети психи? Такие же как этот, связавший меня переросток.

- я не ребёнок, - он усмехнулся, - всмотрись в моё лицо. Я намного старше, чем ты думаешь.

Какая разница сколько ему лет? Он хочет украсть мои деньги! И он связал меня!

- даю тебе минуту. - он кладёт передо мною часы. - если не скажешь код, засуну кляп в рот и сделаю всё как было. Время пошло.

Мы вместе наблюдаем за стрелкой. Конечно я скажу ему код…

- пять…
- молодец, - он склоняется к монитору, - дальше
- восемь….

Я снова называю шестнадцать цифр. Я знаю, что он хочет сделать. Но мне всё равно. Я просто хочу, чтобы он меня развязал. Отпустил.

Минуту он колдует над ноутбуком, а затем удовлетворённо закуривает.
- вот и хорошо. Перевод прошёл. Фонд “Изумруд” больше не существует. Фонд, с мутным уставом и неясными целями. Фонд, оплативший этот дом. Фонд, оплативший твою машину, фонд, оплачивавший твоё существование.

- отпус..ти… - мне всё равно уже, “Изумруд” тоже в иной вселенной.
- отпустить? - мне не нравятся его интонации. - а смысл?
Ужас пронзает меня. Я не знаю как мне это удалось, но я набираю в лёгкие воздух и визжу так громко, как не визжала никогда в своей жизни. Не думала, что моё горло ещё способно на такое.

- ПОМОГИ…..ммммммммм!!! - он единым жестоким движением вбивает кляп мне в рот. Жесткий слежавшийся комок ткани, пропитанный моими слюнями, прерывает мой крик.

- ты лежишь тут уже больше суток. - он разводит руками, - Посмотри на себя. Посмотри со стороны. Посмотри на свои руки, на своё тело.

И я в ужасе смотрю. Я вижу стол, на котором стоит ноутбук. Перед ноутбуком лежит женщина. Точнее это когда то была женщина. А сейчас… Скрученное в колесо тело. Верёвки глубоко впиваются в кожу. Всё тело распухло и пучится между витками. Кожа тёмно-синего цвета. Скрюченные почерневшие пальцы кистей торчат за затылком. Ступни того же иссиня черного цвета подтянуты практически вплотную к ним, расстояние - не больше ладони-двух. Грудь чёрными раздутыми шарами торчит в разные стороны от выгнутого дугой над столом торса. Колени очень высоко над столом, связанные ноги похожи на перетянутую бечёвкой колбасу-кровянку… Я вижу как мужчина берёт скотч и фиксирует кляп в моём рту. Как запрокидывает голову назад, жестоко приматывая её скотчем к связанным ступням. Он заматывает скотчем всё моё лицо - широко открытый рот, лоб, глаза, уши.

- тебя уже бессмысленно отпускать.
Он толкает тушу и о она, тяжело завалившись на бок, падает со стола на кафельный пол. Звук шлепка, словно на прилавок кинули кусок сырого мяса.

Майк стоит, курит, смотрит на лежащую у его ног черно-синюю перетянутую верёвками тушу.
Стоп.

Майк? Откуда я знаю его имя? Нет… Не важно. Важно другое. Важно, очень важно. Я что-то упустила. Какую то мелочь, которая всё время была перед глазами, вносила диссонанс в происходящее.

Почему я могу смотреть на себя со стороны?

Мир рухнул, лопнул разноцветными осколками стекла, освещёнными утренним солнцем. Резануло светом. Я со стоном открыла глаза и застонала.

- всё ок? - спросил Майк.
- что?? уйди!!! - я отпрыгнула от него в страхе и свалилась с кровати, запутавшись в одеяле.
- не понял. - он с усмешкой посмотрел на меня. - тебе что-то приснилось?
- нет… ничего.
Я поднялась, стыдливо кутаясь в одеяло.
- можешь не прятаться, ночью я всё, что мне хотелось, рассмотрел.
- я старая.
- ты норм. - он улыбнулся, - сама знаешь.
Я вышла на кухню сварить себе кофе. Начиналось утро. Не было холодно но меня бил озноб.
Майк, уже одетый, тоже вышел за мной.
- ты варишь нам кофе?
- себе варю, - я посмотрела на него через плечо, - мне на работу надо ехать.
- а, ну ок. - он пожал плечами, - мне проваливать?
- извини. - я развернулась, и обняв его, поцеловала, - Майк, а ты что то знаешь про фонд “Асгард-детям”?
- ну, это вроде место, где ты работаешь.
- не совсем, это благотворительный фонд при клинике.
- не знаю, - он рассмеялся. - это сфера вашей ответственности уже, уважаемая Маргарита Павловна.
- а что бы ты сказал, если б узнал, что этот фонд изначально создавался, как инструмент отмыва серых потоков? И, как по мне, запустить руку в этот фонд, ну такое… детям оно бы всё равно не попало.

- я бы сказал, что это не моё дело. - Майк достал пепельницу и закурил, - меня больше интересуете именно вы, уважаемая, Маргарита Павловна. Со всеми вашими тараканами.

- да уж, тараканами. - я налила кофе себе и ему и присела за стол.
- угу, вкусный, - он мне подмигнул.
- знаешь, насчёт тараканов…. - я замолчала и задумалась
- что?
- ну, я думаю нам нужно повременить насчёт реализации всех наших фантазий. Мы ещё мало знакомы.
- да? - не было похоже, что он расстроился особо, - т.е. мне сегодня верёвки не покупать и с работы тебя не ждать?
- с работы жди, - я улыбнулась ему. - верёвки пока не надо.
- ну ок, - он пожал плечами. - ладно, пойду я.
Я проводила его до задней двери.
- ну, пока.
- до вечера, - он поцеловал меня и ушёл.
Вернувшись в комнату я открыла свой ноут и совершила очередной перевод. Это нужно делать постоянно и малыми суммами. Большим дядям конечно отчёты по фонду готовлю я, но кто знает, не решат ли они нанять независимого аудитора как нибудь. Я тряхнула волосами, отгоняя глупые мысли. Я подумала о Майке. Вот ведь приснится же.. И чего я в принципе всполошилась. Бред такой. Действительно, какое вообще отношение он может иметь к этому фонду? Он, по всей видимости, вообще слабо себе представляет, что такое эти фонды. Познакомились мы с ним вообще не по этой теме, он мне просто на бдсм сайте, где я периодически сижу, в лс написал. Ну так не один же он, там мне куча дрочеров пишет. Я сама ему ответить решила. Он такой был… необычный что ли. Вот вроде очередной дрочер, но всё равно, что то не так. Внешность странная. Не красавец, не урод, просто странный. До сих пор не могу понять сколько ему лет. Лицо молодое, но в углах глаз морщинки, в волосах седой волос нет нет, да и проскочит. Тело молодое, здоровое, даже наверное худощавое, как у подростка, но мускулы такие развитые, просто стальные, руки такие сильные….

При мыслях о нём я почувствовала знакомое приятное чувство внизу живота. Нет, зря, очевидно зря я осторожничаю. Понятно, что он со странностями. Ну а кто без них? Никогда через парадный не выходит, всё через заднюю дверь, на пустырь. Ну тоже такое, там хоть теневая сторона, а сейчас лето, пекло.

Я взяла телефон и набрала сообщение: “купи верёвки сегодня))”.
Сегодня солнечный день, и что то произойдёт. Что то хорошее. Очень хорошее..я то ведь от одного слова “верёвка” кончить могу… Я прикусила губу и запустила руку под резинку трусиков.

Меня ждала нирвана.

Добавить комментарий


К🐈шка Царапка, 25 лет

Москва, Россия

Скоро (чует мое сердце) превратится Чорный в избу-читальню

Kate, 40 лет

Запорожье, Украина

Даже, чтоб посмотреть комменты скручивать слишком долго)

Freeman, 40 лет

Уфа, Россия

"Меня ждала нирвана"

Nirvana, это правда?

Летящая в высь, 30 лет

, Россия

Я бы не хотела в конце еще и Нирвану увидеть.
Автор делите текст, очень много букв.

Nirvana, 46 лет

Москва, Россия

не читала но осуждаю)

Dissapeare, 35 лет

Николаев, Украина

Да вы издеваетесь)))