BDSMPEOPLE.CLUB

#2 дроча

Спохватилась дроча во сне, испужалася. Глаза открыла, чует пот холодный покрыл лобик бледный, нахмуренный; капельки проступили, блестят в свете луны, из окошка смеющейся. Сон приснился кошмарный, страшный, жуткий, где волосики рыжие, вьющиеся на лобке мохнатом, да подмышками небритыми, дёргало во сне чудище неведомое, с пастью огнедышащей. Язык скользкий, липкий пытался протиснуть в её сфинктер настойчиво, давяще . Брыкалась дроча, сопротивлялася, так и проснулась, дергаясь.

Водит взором по потолку в темной комнате. Палата белая, кафель блестит на стенах в цветочках розовых, больших, тошнотворных.
Засучила мучительно ножками, ручками, трясёт её в судорогах жутких, корявистых. Орёт дроча, беснуется, надрывается.
- Паааадре. Паааадре...спаси, помоги! Помоги, спаси от чудища страшного, мерзотного.
Но не пускают её оковы крепкие. Не пускает рубашка смирительная, тесная, влажная от пота солёного, от мочи несдержанной.
«Ангелы» прибежали огромные, в халатах белых, с улыбками странными, хищными; с рукавами закатанными, лапищами волосатыми, да пальцами толстыми, пухлыми.

В руках орудие у них острое, коварное - шприц называется; полный, полнехонький он жидкости чудодейственной, волшебной, да слабительной.

Повернули «Ангелы» дрочу непокорную, задом голым кверху повернули, опрокинули. Глаза загорелися ихние светом жутким, адским, похотливым. И вонзили ей иглу длинную, в синяки непроходимые, на жопе алой, дрочьевой.

Успокоилась дроча, обмякла. Слеза стекла одинокая по щеке нежной, подсыхая. Глаза закрыла, опять в сон ушла свой кошмарный, муторный.

Положили «Ангелы» дрочу на кровать казённую, укутали. Ушли все, почти, да один остался, оскалился. Обратно подошёл к дроче, с ноги на ногу переминается. Глаза сверкают у него, блестят в свете лунном, мифическом. Хочет дрочу, изнемогает, штаны топорщатся. Кроссовки свои растоптанные снимать собрался, ширинку расстёгивает.

Наклонился над дрочею, улыбнулся, замычал от удовольствия. Зубы гнилые показал, прокуренные. Вонь изо рта пошла, тошнотная, вонючая.

Протянул руки свои бегемотные он к дроче обездвиженной, зарычал по звериному, достал язык липкий да скользкий из пасти слюнявой, да лизнул её по щеке, приговаривая.

- Хачу ненасытно тебя, много хачу, животно, дико хачу.
Вдруг позвали срочно его из палаты другой, соседней, в такой же цветочек розовый. Ушёл «Ангел», на ходу ширинку застегивал, сардельку свою немытую, прятая. Дроче кинул пару слов обнадеживающих, на выходе.

- Я прийду ещё к тебе... а покашто - чао!
Взглядом ответила дроча неподвижным, стеклянным, обречённым, да растоптанным.
Луна в окошке с решетками железными улыбалася, насмехалася уродливо, загадочно. Моргнула глазом туманным, мертвым, мерцающим; да улетела вдаль, безоглядно, хвостом вильнувши своим напоследок, красочно, радужно.

Добавить комментарий


Один, 50 лет

Москва, Россия

Это тот же опус про кровавую Дочу сбежавшую с дураки, где она Картохина убивает и т.д. или новое произведение в 30ти частях?

siD, 37 лет

Краснодар, Россия

Бедняга омежа - все еще мечтает, все еще болит, все еще кровоточит...